Чичев Юрий Иванович

Что это за страна такая?

На карте такой страны нет, не ищите. Зато наверняка она есть в каждом классе. Мне кажется, что ее придумали Сашка Мошкин, Ванька Моршан да Мишка Машкин из 5-го «А». А раз она выдуманная, то у неё нет границ и нет, конечно, постоянной территории. И время в этой стране прерывистое, потому что сама Завиранглия существует не постоянно, а возникает время от времени, сразу, как только о ней подумают или сделают что-то по её законам. Если кому непонятно, поясним на примере.  

Вот идёт урок русского. Любовь Ивановна что-то пишет на доске, старается изо всех сил, особенно для Мошкина, чтобы хоть что-нибудь запомнил, чтобы хоть троечку ему в четверти вывести. А что он в это время делает за её спиной? Он изображает, будто наматывает на руку аркан или лассо. Глаза лихорадочно, будто он в Макдоналдсе, блестят. И вот как только они заблестели, значит, сейчас возникнет страна Завиранглия.  

- Ванёк, Ванёк, - шепчет Сашка и делает движение, словно набрасывает лассо на классную руководительницу. – Свяжем? – И он показывает, как они будут это делать.  

- Ага, - шепчет Мишка. – И в башню ее, в башню…  

Все! Завиранглия возникла!  

- И держать ее будем там, чтобы она за нас уроки делала! – заключает Иван и смеется громко и заливисто, как в Завиранглии.  

Любовь Ивановна поворачивается к классу, изо всех сил старается сделать свое молодое красивое лицо ужасно строгим, поправляет пальчиком большие очки и как можно суровей спрашивает:  

- Машкин! Ты чего смеёшься?  

- А чё, я ни чё…- звучит в ответ музыкальный дискант Мишкиного голоса, из-за которого его и взяли в эту среднюю общеобразовательную школу с углубленным изучением музыки и хорового пения.  

Завиранглия исчезает, как Атлантида, как подводный корабль, чтобы через секунду, лишь только Любовь Ивановна повернётся к доске, возникнуть, вынырнуть вновь.  

Мошкин показывает пальцем (в Завиранглии правила хорошего тона не соблюдаются) на Любовь Ивановну:  

- Молодая ещё, никак нас не запомнит.  

- Красивая, - добавляет Машкин.  

- Королева! – заключает Иван.  

- Понял, - шепчет Мошкин, меняя решение. – Возведем ее в королевы!  

- А кто король? – спрашивает Мишка.  

- Кто ж еще, - обижается Сашка, - Я, конечно.  

- Завирай! – говорит Мишка.  

- Завирай Первый! – уточняет Иван и хохочет без тормозов.  

- Мошкин! – строго кричит «королева», не оборачиваясь. Хватит смеяться, иди-ка к доске!  

И Завиранглия медленно погружается в пучину урока – уже до перемены.  

А ребят прозвали МММ, и на вопрос учителя: кто это сделал, всегда отвечали хором: Машкин, Мошкин и Моршан, в надежде, что учитель засмеётся и отстанет. Так часто и бывало. А однажды Любовь Ивановна сказала: к доске пойдет…все напряглись, никто ничего не выучил, а она, сделав угрожающую паузу, произнесла скороговоркой: Машкин, Мошкин и Моршан. Идите, идите, вся троица. - Они вышли под смех класса. - Посмотрим, как вы выучили басню. Ну, давайте, читайте всё, что знаете, втроем.  

И пацаны начали про ворону чего-то бубнить, пытаясь дополнить друг друга:  

Ванька: Вороне где-то…  

Мишка: В бок пос… и Старченкову: чё ты шепчешь?  

Старченков: Не бок, а Бог, Бог, балда! Бог послал кусочек сыру  

Мишка: Бог поспал…Бог послал…  

Сашка: Кусочек сыру, российского. Класс вместе с красавицей Любовью Ивановной зашелся от хохота, даже завуч заглянула из коридора в кабинет: что тут происходит.  

- Идите на место, сыроделы, и учите, все учите, иначе с двойками будете ходить неучами.  

 
Электронная почта: chichev_ui@mail.ru Разработка сайта «Бригантина»

© Юрий Чичев 2009