Чичев Юрий Иванович

Юрий Чичев. Сыщики из Юдановки. Дело № 5, «Горючесмазочное»

 Ловля ротанов

Жизнь в Юдановке протекала своим чередом. Лето шло и шло, а Витёк все ждал и ждал одного события. Хорошо, что дела сыщицкой конторы отвлекали, и ждать этого события было не так томительно.

Приближалась главная страда на селе – жатва. Витёк понимал, что именно в это самое время ожидание вряд ли сбудется, отец занят с утра до ночи. И всё равно он ждал. Чего же?  

Ох, папы-папочки, отцы-молодцы, не бросайте слов на ветер, не сорите зря обещаниями и не забывайте о них, не томите памятливые мальчишеские сердечки. Вот главный инженер Федор Арсеенков пообещал сыну, что сходит с ним на вечернюю зорьку порыбачить, а всё никак не исполнит обещанного. А кто же не мечтает отправиться с отцом в поход, в кино, на рыбалку…  

В свободное от сыщицких дел время Витёк каждый вечер сидел с рыболовными снастями на крыльце правления в надежде, что сейчас распахнётся дверь, отец выйдет, кивнёт в сторону сына, улыбнётся, скажет «поехали» и пойдет заводить свой «Уазик».  

И дверь распахивалась, и отец выходил. Вид у него был усталый. И он улыбался. Но улыбка была виноватой. Он разводил руками, говоря: «Извини, сынок, мне надо ехать по делам», - и уезжал на своём «Уазике» один или с главным механиком.  

А Витёк регулярно сидел под распахнутыми окнами и получал из кабинета председателя всякую информацию, как и любой другой, присутствовавший там, в кабинете. Секретов тут никаких не было – не Белый Дом. Но Витёк любую информацию пропускал сквозь свои уши, как сквозь сыщицкий фильтр, пытаясь найти во всём момент криминальной истины. А если к тому же рядом находился верный соратник Дрюня, сыщицкая контора работала на все двести процентов. И вот однажды, когда шло совещание, Витёк прослушал речь Арсеенкова-старшего о подготовке к жатве, о том, что к началу уборки надо припасти бензину и солярки, да потом экономнее их расходовать, да построже отпускать и хранить. А у нас на складе ГСМ… - тут кто-то подошел к окну свежим воздухом подышать и широченной спиной заслонил оратора. И не всё слышно было, а только последние слова разобрал сыщик: «… заправляются, кому не лень»…  

- Дрюня, заводи, поехали! – Витёк постучал концом удилища в окошко сарайчика, где, по его расчётам, на усадьбе Глуховых должен сегодня находиться его дружок и напарник.  

И точно, из двери высунулась взъерошенная голова Андрюшки:  

- Чего заводить? Куда ехать?  

- На своих двоих ротанов ловить.  

- Да ну, в пруду…  

- Дело есть, Ватсон, дело! – перебил Витёк товарища. – Заскочим в сыщицкую контору за оборудованием…  

В крохотном прудике, поросшем чахлым рогозом, вода блестела жирной чернотой – зря что ли рядом находилась колхозная нефтебаза? В такой воде водились только выносливые обжорливые ротаны. Ловил их тут дед Акишкин, которому было лень, может быть, или трудно уже ходить на озеро Глубокое. Ребята выбрали такое место, с которого хорошо просматривалась раздаточная площадка нефтехозяйства, размотали и закинули удочки. Не успели рыбаки-сыщики дождаться первой поклёвки, как явился дед Акишкин и раскричался так – место его, видите ли, заняли, – что из окошка конторки нефтехозяйства высунулась раздатчица Люська.  

- Вы чего шумите тут, возле объекта? – заорала она. – Поесть спокойно людям не даёте!  

- А ты не лезь! – тут же петухом ответил ей дед Акишкин. – Без тебя разберёмся. Кормишь своего бугая и корми!  

Люськина физиономия скрылась в конторке. - А вы, - пискнул дед на ребят. – Мотайте с моего места, как с теста. Я тут десять лет ловлю!  

Чтобы не испортить дела, мальчишки не стали спорить с Акишкиным и пересели на другую сторону, хотя сидеть пришлось почти спинами к нефтескладу. Дед успокоился, закинул свои снасти и затих.  

Интересно, а про какого бугая говорил Акишкин? – полюбопытствовал негромко Витёк.  

- Ой, не знаешь будто? – шёпотом ответил Дрюня, поглядывая в сторону Акишкина. – Вот обед кончится, тогда увидишь. Ой, тяни!  

Витёк подсёк и выбросил на берег черную, как головёшка, рыбину величиной с ладонь. Противная голова ее с огромным зубастым ртом была с полтуловища. Ротан (головёшка по-местному) - обитатель из бассейна Амура и рек Приморья из породы окунёвых. Там ему другие хищники особой воли не дают. В Центральную Россию, говорят, его завезли геологи, держали в аквариуме, считая экзотической рыбой. А из аквариума нетрудно попасть в ближайший пруд. Так развелся этот ротан по всем областям, как жуткий прудовой хищник, на которого нет никакой управы. Всю молодь карасиную истребляет, даже головастиков, даже меньших своих собратьев поедает и собственный хвост с голодухи отгрызёт…  

Дверь конторки хлопнула, Витёк вздрогнул и обернулся. У конторки стоял бригадир Кравченко. Он ковырял в зубах спичкой и зло поглядывал на рыболовов-сыщиков. Не мог, наверное, простить им тракторное дело.  

- Эй, сыскари, - окликнул он ребят. – Кого ловим на сей раз?  

- Во! – Дрюня поднял кукан с ротанами. – Нефтяников- ротанов! Кошке!  

- У вас, вроде, кошек-то нет никаких.  

- А мы бабе Кате Хроменькой! – придумал с ходу Витёк. У бабы Кати кошечка действительно имелась.  

- Вы бы правей отсели, - примирительно посоветовал Кравченко. – А то там рама автомобильная в пруду потоплена. Крючки пообрываете, кошка Катькина голодной смертью помрёт. – Люськин бугай хохотнул и ушел за конторку. Почти сразу там фыркнул и затарахтел бригадирский мотоцикл, и Кравченко укатил в поля.  

Дед Акишкин вскоре вскочил, смотал удочки и тоже исчез. Ребята остались одни. Витёк пересел, а Дрюня со словами «не зацепится, возле хлама клюёт лучше» забросил удочку левее. Тут же его поплавок резко ушёл под воду и Дрюня с наслаждением подсёк. Удилище прогнулось, конец его завибрировал.  

- Ух ты! – Дрюня потащил на себя, но добыча сопротивлялась. – Витька, помогай! – запыхтел Ватсон.  

- Витёк бросился к другу и схватился за удилище. Добыча двинулась, но не прямо на рыбаков, а как-то в сторону, «поехала» по прямой линии, словно по рельсу или по тросу. У самого берега из воды показалась черная спина ротана.  

- Здоровенный-то! Как калоша! – ахнул Дрюня.  

Но дальше леска не пошла. Крючок оставался зацепленным за что-то.  

Витёк кинулся к рыбине, хотел схватить ее сверху за голову.  

Ротан рванулся и… пальцы у Витька только скользнули по добыче.  

- Сошёл! Эх ты! – хмыкнул Дрюня и дернул леску, но она не поддавалась.  

- Погоди! – Витёк взялся за леску рукой и опустил ее по леске в воду. – Ого! Ничего себе! Здесь проволока какая-то!  

Витёк сунул в воду вторую руку, отцепил крючок. Потом подергал что-то под самым берегом и вытащил металлический штырь. От него под воду тянулась проволока, за которую и зацепился крючок вместе с ротаном, кусочек губы которого остался на крючке.  

- Ну-ка, Дрюня, потянем! – и друзья взялись за проволоку. Она подалась. Погоди-ка, ложись на всякий случай, маскируйся.  

Они легли и стали осторожно выбирать проволоку из воды. Проволока шла туго. Наконец, они вытащили на берег полную двадцатилитровую канистру.  

- Вот это улов! – Витёк открыл канистру. – Бензин!  

Они поискали и нашли еще одну канистру с бензином.  

- Так, соображаем. Что надо сделать?  

- Идти в правление, заявить. – ответил Дрюня.  

- Нет, так мы жулика не найдём.  

- А что его искать? Это же Люська!  

- А как ты докажешь? Тут надо подумать. Только быстро.  

-Давай спустим их назад и…  

- Молодец, Ватсон! Схороним их снова и поглядим!

- Ребята разделись и затащили канистры в воду.  

- А теперь сматываемся и наблюдаем!  

Пацаны убрали удочки, залезли в ближайшие кусты и залегли там, укрывшись в густой траве. Витёк достал из сумки отцовский полевой бинокль, и сыщики принялись за наблюдение.

Бочка-прицеп  

Ребята пролежали в засаде часа два; никто не появлялся возле пруда, ни на заправочной площадке.

Солнце пекло немилосердно. Комарьё и муравьи как нарочно истязали сыщиков, но они стойко выносили мучения.  

- Вот так просидишь ещё часик и никакими сыщиками быть не потянет, - захныкал Дрюня и добавил: - И жрать охота!  

- Хорошо! Бери удочки и мотай домой. Но гляди, чтобы тебя никто не заметил. Принеси одеяло и поесть. Только быстро!  

Но тут зашумела машина.  

- Погоди-ка! – Витёк вскинул бинокль. К колхозной заправочной колонке подкатили «Жигули».  

- Семёрка! – выказал свои познания в моделях авто Дрюня. – На семьдесят шестой переделана.  

- Откуда ты знаешь?  

- А он к колонке с семьдесят шестым подъехал.  

- Ватсон, а вы наблюдательны! – похвалил коллегу Шерлок Холмс из Юдановки и шепнул: - Избушка, избушка, встань ко мне задом! – И машина как по заказу развернулась багажником к засаде и Витёк чётко увидел ее номер. – Эф семь-четыре-три эм-эм, - прочитал он вслух и велел Дрюне: - Запишите номер, Ватсон! Не наш клиент, столичный!  

Водитель зашел в конторку, потом вышел и занялся заправкой. Витёк всё время внимательно наблюдал в бинокль, что-то высматривая. Потом сказал Дрюне:  

- Теперь жми домой и найди, где хочешь, цепь подлинней и замок, понял?  

- Честно? Ничего не понял. Но постараюсь.  

- Давай!..  

Когда Дрюня вернулся, Витька в засаде не было. Под кустом лежал клочок бумаги, придавленный камнем. «Видишь бочку около заправки? Ползи к ней, только втихаря!» - прочитал Дрюня в записке и пополз. За ним змеёй извивалась тяжелая цепь.  

Витёк скрывался за бочкой. Услышав сзади сопение и легкое позвякивание, он обернулся.  

- Вот, порядок! – он погладил цепь. – Такую перекусишь не сразу. А запереть?  

Напарник вытащил из-за пазухи здоровенный амбарный замок.  

- Вот это да! Его и за час не перепилишь…  

В старой железной бочке у самого края зияла дыра. Витёк протянул сквозь неё цепь и наживил ее на дужку замка, как червя на крючок. Ловись рыбка большая и маленькая…  

Шум автомобиля заставил ребят затаиться.  

- Ещё одна тачка! – шепнул Дрюня.  

- Пятая! – уточнил Витёк.  

Водитель так четко развернулся и подал задом машину, словно бывал здесь каждый день. Задний бампер почти упёрся в бочку, за которой хоронились сыщики. Хлопнула дверца машины, потом глухо стукнула дверь конторки. Витёк рывком нырнул из-за бочки под машину и почти тут же вылетел из-под неё. Щёлкнул замок.  

- Отваливаем! – и они быстро, задом уползли в высокую траву. И пока ни о чём не ведающий владелец заполнял бак, сыщики отползли за куст и опрометью бросились в деревню…  

Прикованная цепью бочка мчалась за машиной по шоссе, только искры летели. Такого никто ещё никогда не видел. А потом с проселка из Юдановки выехал «Уазик» и бросился вдогон. «Жигуль», конечно, машина скоростная, но с бочкой…  

- Хулиганьё! – водитель шмякнул на капот «Уазика» свои документы. – Чем вы докажете, что я заправился колхозным бензином? Он у вас помечен чем-нибудь?  

Арсеенков-старший проверил документы, передал их сотруднику ГАИ:  

- Пусть сей господин не размахивает своим высоким удостоверением. Мы не боимся. Потому что мы на земле. И нас дальше неё не пошлют… А он пусть уплатит штраф за угнанную бочкотару в размере стоимости тридцати литров бензина. Если не уплатит на месте, составляем протокол и…  

- На месте, - коротко сказал «пострадавший».  

- Виктор, освободи прицеп, - отдал команду отец.  

- Готово, - ответил сын…  

А потом в правлении Федор Арсеенков в присутствии главного механика устроил сыщицкому бюро «Витёк и Дрюня» крепкую разборку.  

- Тоже мне сыскари объявились, мастера-профессионалы! Вы знаете, что мне бы с вами сделал за порчу тачки этот хлюпик, окажись он чуть-чуть в другой ситуации? Никаких больше расследований! Я запрещаю вам соваться во взрослые дела! Ищите цветочки, арестовывайте козу – пожалуйста! Но не лезьте, куда вам не полагается! Оторвут вам где-нибудь руки-ноги, а я пришивай! Марш по домам! – ребята повернулись к двери. – И никаких следствий! Не то раскатаю бульдозером вашу кузню – сыщицкую контору!.. – Это они уже услыхали в коридоре.

Тайна двух канистр  

- Теперь-то что делать? – спросил угрюмо Дрюня и повесил цепь на шею.  

- Что? - Переспросил за друга Витёк. – Проводить операцию «Чернила». Так и запишем в следственном дневнике.  

- Какое чернило? – удивился Дрюня.  

- Не какое, а какие, - поправил его грамотный Шерлок Холмс.  

- Ну, какие, - вздохнул Ватсон и поскреб лодыжку левой ноги.  

- Самые обычные, какие найдем.  

Чернила нашлись фиолетовые. Но лучше все узнать из следственного дневника Виктора Арсеенкова. «Дело №5, «Горючесмазочное»: После беседы с зам. руководителя колхоза ЗАО «Юдановская Коммуна» родилась идея. Дома я нашёл пузырёк с фиолетовыми чернилами, и мы смело, никого не боясь, отправились на ротановый пруд. Люську временно отстранили, заправку прекратили до утра. День кончился, и надобности в отпуске горючего не было.  

Да, я поступил не очень хорошо, когда скрыл от па… ой, то есть, от главного инженера Ф. Арсеенкова тайну двух канистр с бензином. Но я должен расследовать это дело до конца.  

Примерно в 18 часов 00 минут группа прибыла на место. Были проделаны следующие операции: 1) извлечение канистр с бензином со дна пруда; 2) подкраска бензина фиолетовыми чернилами (по полпузырька в каждую канистру); возвращение канистр на место, то есть на дно пруда; 4) организация засады на прежнем месте за кустом…»  

Дальше автору хочется, перебивая сухие протокольные строки, закончить повествование своими словами.  

Они пролежали в засаде дотемна. И лишь когда первые звёзды вспыхнули в темно-синем небе над Юдановкой, сыщики услышали какой-то странный звук, будто кто-то приближался к ним, постукивая посохом.  

- Что это? - шёпотом спросил Дрюня.  

- Не узнаёшь? Это же тележка бабы Кати Хроменькой.  

- Неужели она?  

- Да ты чокнулся что ли? Тихо!  

Мимо засады проплыла со стуком легкая тень – силуэт человека и тележки.  

- Засветим? Давай! – жарко задышал Дрюня в ухо Шерлоку Холмсу из Юдановки.  

- Спокойно, Ватсон, без паники. Это ничего не даёт. Скребите вашу ногу и не дергайтесь.  

- Почему не даёт? – и Ватсон действительно скребанул лодыжку.  

- Ну, засветим, спугнём. И осрамимся без вещдоков.  

- Без чего?  

- Без вещественных доказательств. Тихо! Молчим. - По сморщенному лицу Ватсона было понятно, что он опять дермужит свою лодыжку.

Тень приблизилась к пруду. Звуки смолкли. Разглядеть что-либо в павшей на деревню ночи было невозможно. Но вот раздался всплеск и глухой стук.  

- Вытащил и на тележку поставил, - прошептал Дрюня, но Шерлок Холмс из Юдановки только крепче сжал плечо своего помощника.  

Всплеск повторился и снова завершился глухим звуком.  

- Погрузил! - это теперь еле выдохнул Витёк. – Трогаем за ним, только без звука.  

Сыщики шли вслед за бензовозчиком по траве. Догоняли его, но как только видели силуэт, замедляли ход. Впереди желтело пятно света от первого и единственного в Юдановке фонаря. Но бензокрад обошёл его стороной. И всё же ребята успели разглядеть водителя этой тележки.  

- Геня Соскин, Толстый! – доложил Дрюня.  

- А я было подумал, что это Петька, внук бабы Кати Хроменькой. Давай за ним.  

Через некоторое время стук тележки смолк.  

- Остановился! – опять доложил Дрюня.  

- Где? Узнаёшь место?  

- Ой! Это же дом бригадира Кравченко! – всполошился Дрюня.  

- Так-то вот! Что будем делать?  

- Вещдоков-то, как ты говоришь, нет.  

- Будут! Пусть он только перельёт в свой «Москвич», пусть только перельёт! А мы к папане!  

- Арсеенков-старший вынужден был прервать поздний ужин, узнав о таких уликах. Кравченко давно был у него на подозрении. Ребята еле поспевали за главным инженером, спотыкаясь в темноте на юдановских рытвинах и колдобинах.  

В доме бригадира светилось слабым желтым светом одно окно. Отец постучал и сердце у Витька забилось часто-часто, того и гляди – вылетит. Как же, такой момент! Краченко вышел, удивился:  

- Иваныч? Что поздно-то так?  

- Николай Сергеевич! – официально заявил главный инженер. – Вы свой личный транспорт сегодня заправляли?  

- Само собой.  

- А могу я посмотреть бензин?  

- А чего его смотреть? Может, понюхать?–Говоря так, Кравченко подошел к своему белевшему в ночи «Москвичу», открыл машину, багажник, достал шланг, отвинтил крышку бензобака, протянул шланг Арсеенкову: - На, отсасывай, ежели ты вместо чая по вечерам бензин хлебаешь. – И захохотал нарочно громко. В соседнем доме вспыхнул свет.  

Главный инженер опустил шланг в бензобак, привычным движением приложился к конце шланга, задвигал щеками и тут же подставил под шланг ладонь. Из шланга плеснулась прозрачная струя бензина. Арсеенков быстро выдернул шланг из бака и разочарованно посмотрел на ладонь…  

- Чистый… - растерянно протянул он, а потом бросил гневный взгляд на сына. – Ну?  

- Пап, я не знаю, это он здесь остановился, Дрюня вот подтвердит…  

- Так, в чём дело, начальник? – радостно спросил бригадир.  

- Ты свою тачку нынче заправлял? – резко спросил главный инженер.  

- Само собой! – независимо ответил бригадир.  

- А как?  

- Как все законопослушные члены нашего ЗАО: купил в бухгалтерии талон и по нему заправил. Талон именной, в бухгалтерии можете проверить…  

Они ушли под хохоток Кравченко.  

- Ну, всё, я вашу кузню завтра же развалю бульдозером! А бинокль дай-ка мне! – и посрамленный бригадиром Арсеенков-старший сдёрнул с Витькиного плеча его наблюдательный прибор.  

- Ну, па, ну, па… - Витёк даже заплакал. – Ну честное слово, че…сло… - не веришь, да? Ну, зайдём к бабе Кате, если нет, тогда я…  

- Что ты тогда?  

- Тогда я брошу всё и осенью пойду в Вороновскую музыкальную школу.  

- Да? – удивился отец. – Тогда стоит зайти.

У бабы Кати Хроменькой на террасе полыхал свет – за поздним ужином сидели все дачники и хозяева: вернулся из командировки Гени Толстого отец – коммерсант-международник. Когда в темном проёме веранды возникла фигура главного инженера, все за столом вздрогнули.  

- Добрый вечер, прошу простить, - извинился гость и представился: главный инженер колхоза Фёдор Иванович Арсеенков, - И взглянув на Гениного отца, спросил: - Можно вас на минуточку? Коммерсант-международник спустился во двор и остался в светлом пятне.  

- Соскин, Борис Ильич. Слушаю вас.  

- Извините ещё раз, мы тут расследуем кое-что… Вот у наших юных сыщиков есть, как они утверждают, вещественные доказательства пропажи колхозного бензина…  

- Простите, не понял?  

- Ну, в общем, вы сегодня заправляли машину у нас… - Арсеенков осёкся, увидев в глубине двора крутую иномарку. – Нет, конечно, наш 76-й бензин не для вашего авто… А впрочем, у вас есть канистры?  

- Безусловно, как у всех.  

- А их можно посмотреть?  

- Да они пустые, что их разглядывать?  

- Ну, пожалуйста, если вам не трудно.  

- Какие трудности! Это не проблема! – улыбнулся коммерсант-международник и крикнул в проём террасной двери:  

- Геныч, притарань мои канистры!  

- С террасы медленно сошел Геня и исчез в темноте.  

- Побыстрей! – попросил его отец. – Что ты там копаешься?  

Пыхтя, из темноты выполз Геня, едва таща две канистры.  

- Они полные? – удивился коммерсант. – Почему?  

- Я это… хотел… сюрприз… презент…  

- Да зачем мне семьдесят шестой бензин, сынок?..  

Геня молчал. Тогда главный инженер спросил:  

- У вас шланг найдётся?  

Геня, как послушная собачонка, опять исчез в темноте, чтобы через несколько секунд появиться со шлангом.  

Все домашние уже сгрудились на лестнице терраски.  

- А ты мог мы мне в ладошку отсосать бензинчику? – спросил лукаво Арсеенков-младший и подставил руку.  

- Зачем? – вяло сказал Геня. – Я могу плеснуть.  

- Не травите ребёнка! – Рявкнула с террасы Вера Михайловна и выпустила клуб дыма, как бронепоезд.  

- Нет, пусть сделает, что просят! – твердым голосом, не терпящим возражений, сказал Генин отец, начиная догадываться, что происходит.  

Геня открыл канистру, сунул в неё шланг, наклонился, вставил в рот конец шланга и неумело попытался сделать отсос. Он не был профессионалом, но зубы сжать успел. Струя бензина ударила ему по губам. Фиолетовая струя бензина!  

Геня поднял лицо и взглянул на террасу. Вера Михайловна ахнула, внук бабы Кати Хроменькой Петька затрясся от смеха, захохотали сыщики, смеялся Федор Арсеенков, смеялся Борис Соскин, баба Катя Хроменькая вытирала от смеха слезы фартуком.  

- Так, - произнес всё понявший коммерсант-международник. – Улика на лице. Что ж, я всё понял, всё возмещу. Спасибо, до завтра, до встречи в конторе. Тем более, у меня к вашему руководству есть одно интересное предложение…  

- Хорошо, - ответил главный инженер, пожимая ему руку.  

- Кстати, а чья идея с чернилами? – поинтересовался коммерсант-международник.  

- Моя, - и Витёк шмыгнул носом.  

- Молодец! Будешь следователем!  

- Главным инженером будет, - ответил отец. – Ну, всего наилучшего. Извините за беспокойство.  

- Спасибо за всё. А мой, как я понимаю, рвётся в коммерсанты. Что ж, будем учить.

- Только мальчишки с главным инженером отошли немного от дома бабы Кати, как над спящей Юдановкой взмыл Генин крик – с хрипотцой, как у эстрадного певца. От этого крика грачи снялись с тополей и вспыхнули светом окна близлежащих домов.  

- Учёба началась, - сказал Арсеенков-старший.  

 
Электронная почта: chichev_ui@mail.ru Разработка сайта «Бригантина»

© Юрий Чичев 2009