Чичев Юрий Иванович

Юрий Чичев. Сыщики из Юдановки. Дело № 7 "Пшеничное"

Что видно в бинокль

        Борьба с потерями в растениеводстве на кукурузном деле не закончилась. Его ожидало боевое криминальное продолжение.

         Через пару дней Витёк снова прошёлся по деревни от правления до дома, сопровождая отца после работы. И опять Чухнов возился со своим «Запорожцем».

       - А твой Чухнов он не особенно и работящий. Жулик он, твой Чухнов, - резко сказал Витёк.

       - Да?- то ли притворно, то ли всерьёз удивился главный инженер. – Если так, то тут без милиции не разобраться. Это всё бригадир Кравченко  на растащиловку глаза закрывает, всё по старинке живет, хочет всем угодным быть.  

       - Потому что он сам растащиловка! – горячо заговорил Витёк. – Он это… он…

       - Ладно, - остановил его отец. – Такие дела – не для сопливых пацанов. Хватит с меня  ваших расследований! И чтобы о каждом намечаемом деле вы меня ставили в известность, информировали, понял? Я буду решать, можно его вам поручить или нельзя!..

       Тут специально для родителей авторское отступление: запреты в воспитании детей малоэффективны. Поэтому руководитель следственной бригады Шерлок Холмс из Юдановки – Витёк Арсеенков на другой же день занял наблюдательный пост № 1 возле подворья Чухновых. А дома считали, что он с Дрюней на рыбалке.

       За подворьем Чухновых росла старая развесистая  ветла. Когда-то, очень давно, дерево наполовину спилили, но оно снова разрослось, а на спиленном месте образовалась скрытая площадка,  весьма удобная. Вот на ней и разместили сыщики свой наблюдательный пост, прихватив бинокль, сухой паёк и бутылку из-под пепси с колодезной водой.

       С площадки да ещё в бинокль чухновский двор был виден, как на ладони: будка со здоровым и злым псом по кличке Шпик, поленница дров, корыто, загончик для цыплят, козлы для пилки дров, верстак, качели на двух столбиках, стол для пинг-понга и много всякого чего.

       Чухновские дети играли в настольный теннис, дед строгал доску за верстаком у сарая, бабка по прозвищу Чухна возилась в огороде.

       Внимание Шерлока Холмса из Юдановки привлек какой-то агрегат на четырёх стальных ногах-опорах, стоявший недалеко от верстака.

       - Дрюха, глянь, что за штука железная за верстаком?

       Дрюня прильнул к окулярам:

       - Ага, вот, вижу… Может, это точило электрическое? Топоры острить?

       - А воронка засыпная зачем? Топоры засыпать?

       Бабка Чухна, как называли её в деревне, распрямилась над грядкой, уперев ладони в поясницу. Что-то крикнула деду. Дед отложил рубанок, скрылся в сарае и вскоре вынес из него   чем-то наполненное ведро. Потом стал кидать содержимое горстями цыплятам через загородку, насыпал из ведра и в деревянный лоточек. Тут же сбежались со всей усадьбы куры и принялись клевать.

       - Что ж это такое? - размышлял вслух руководитель следственной бригады.- Ватсон, ваше мнение?

      - Если куры клюют, это точно не гвозди, - проворчал, по привычке   почёсывая затекшие ноги, уже подуставший Дрюня.

        Дед подошел к агрегату, высыпал в него содержимое ведра, поставил  пустое  ведро  под   торчавший  внизу агрегата патрубок, что-то нажал. Агрегат вздрогнул, зарычал,  и через несколько мгновений  из  него через патрубок что-то посыпалось в ведро.

       - Зернодробилка, - сказал Дрюня. – Я по звуку чувствую. У Кравченко такая же.

       - Па-а –нят-на-а… - прошептал Шерлок Холмс из Юдановки, ничего ещё толком не понимая.

       Дед высыпал содержимое ведра в корыто, ушёл в дом и  вскоре появился на крыльце с ведром, из которого шел пар.

       - Пойло будет делать, - прокомментировал Дрюня. – Для бычков. А может, для кабанчиков…

       - Откуда у них зерно? – поинтересовался Витёк. – У нас, например, нет.

       - У вас и хозяйства нет. Зачем вам зерно? Скотину не держите.

        - А кому за ней ходить? Бабки с дедами в городах живут. Это батя с мамкой стали в деревне работать. Такие профессии выбрали. – Витёк помолчал, потом спросил: - А у вас зерно есть?

       - Кончилось. Из новины ждём, когда часть зарплаты натурой  колхозной выдадут.

       - Вот именно что! – поставил точку в разговоре Витёк. И добавил: - Айда вниз!

        Сыщики спустились с дерева так, чтобы их не было видно со стороны чухновского двора. Внизу в густой траве, прислонившись к стволу ветлы, они посовещались.

      - Надо обязательно попасть во двор, поглядеть, - сказал Шерлок Холмс из Юдановки.

      - Ну да, - подначил Ватсон. – Войдём. Скажем: «Здравствуйте, можно поглядеть, где у вас краденая пшеница лежит?»

          - Да  ладно    вам,    Ватсон,   -   обиделся     Шерлок    Холмс  из    Юдановки. А потом поднял указательный палец на правой руке и вскинул брови: - А в сарайчик заглянуть не помешает!

       В старый чухновский сарай попасть оказалось нетрудно: лёжа у задней стены в лопухах, сыщики без труда сделали подкоп в рыхлой земле. Дрюня  шепнул : «Я тоньше!» и тут же исчез в подкопе, только кроссовки  мелькнули в прощальном привете.

       Витёк приник к подкопу. Что-то там, в сарае, шуршало. Чтобы лучше вдеть и слышать, Шерлок Холмс из Юдановки на полголовы вдвинулся под стену.

        - Ага, попались! – вдруг раздалось сзади.

       - Витёк от неожиданности и вспыхнувшего вдруг страха-опаски рванулся  из подкопа и тут же наварил себе шишку, шандарахнувшись о торцы сарайных досок так, что стена отозвалась глухо, как барабан: «Бэнг!».

       Вывернув голову, он увидел наведенный на него объектив видеокамеры. И только когда вскочил, ему стало ясно, что съёмку ведёт Дашка Акишкина-Тёзкина.

       Юдановка только поднималась со скудной рухнувшей социалистической платформы на дрожащих капиталистических ножках и не имела в обиходе в массовом порядке предметов не первой необходимости. А Дашкин отец, мастер на все руки плюс шофер проработал где-то в Африке в посольстве три года, там и обзавелся задешево всякой модной нынче и у нас появившейся аппаратурой. Всей семьей они снова собирались скоро отбыть за рубеж.

       - Прекратить съёмку! – зашипел на Дашку руководитель сыщицкого бюро. – Мы ведем важнейшее расследование!

       - Вы дураки и жулики! – сказала     Дашка    и    не    собираясь останавливаться . – Никакие  вы  не  сыщики,  а  просто  залезли в чужой сарай. А здесь, - она погладила камеру ладошкой, - здесь вещественные доказательства. – И спрятала камеру за спину.

       В это время в сарае что-то грохнуло, и в подкопе показалась голова Дрюни. Он вытаращил глаза, ойкнул и пулей вылетел из- под сарая.

       - Петух что ли тебя клюнул? – зло спросил Витёк, а Дашка и этот эпизод зафиксировала на видеоплёнке.

       В подкопе показался петух. Он вылез важно, встал как часовой у подкопа и грозно глянул на Дрюню. Тот почесал клюнутое петухом место.

       - Дырки нет? – спросил он Витька и повернулся к нему спиной.

       Камера опять всё зафиксировала.

       - Ладно, все у тебя в порядке, - сказал Витёк. Дрюня молчал. Витёк кивнул на Дашку, - Придется ввести её в курс дела, тем более, у нее такая аппаратура, которая нам пригодится для расследования. Просто необходима.

                            

Опер-оператор  

       Отец пришёл поздно, но Витёк его дождался и сидел с ним за столом, пока тот ужинал, разговаривал. О всяком. А потом спросил как бы ненароком:

       - А почему мы скотину не держим?

       - Где ж нам, мы с мамкой весь день на работе, - ответил отец.

       - А я?

       - Ты?  - удивился отец, - ты не управишься. А бабки твои с дедами не поедут, они сугубо городские жители. Им земля чужая, к сожалению.

       - Мы, значит, тут временные?

       - Как? – не понял главный инженер.

       - Ну, если без хозяйства, значит, не деревенские, а вроде квартирантов.

        - Ну, ты забил вопрос… - отец помолчал. - Я, сын, об этом всерьёз пока не думал. Видно, придётся. Мы еще поговорим на эту тему, дай с уборкой управиться.

       - Па, - опять спросил Витёк, - а у колхозников сейчас зерна много?

       - Не знаю. - ответил главный инженер. – Прошлый год трудный был, в натуроплату дали не шибко, но дали. Те, у кого скотина на подворье есть, может быть, и прикупали. В общем, должно быть, но не в избытке. – Главный инженер зевнул и вдруг насторожился. – Опять что-нибудь затеваешь? Смотри у меня! – он погрозил Шерлоку Холмсу из Юдановки пальцем, зевнул опять, устало потянулся и пошел спать.

       Витёк отправился в сарайчик. Там он завёл будильник на четыре часа и улёгся в постель.

       В пятом часу утра Шерлок Холмс из Юдановки растолкал Ватсона и они, обирая штанами росу с лопухов и разнотравья, двинулись задами к дому деда Акишкина за Дашкой. Та уже сидела у калитки на лавочке, трясясь спросонок в утреннем ознобе. На коленях у нее подрагивала видеокамера.

       Накануне сыщики открылись Дашке в своих подозрениях и весь вечер просидели на ветле, дожидаясь, когда Колька Чухнов пригонит свой комбайн с поля, что он делал каждый вечер. И в этот раз он приехал на закате, подогнал комбайн боком к воротам со стороны кабины. Выгрузной шнек, как положено, находился в транспортном положении. Чухнов заглушил двигатель, спустился с площадки комбайна, вошел через калитку во двор, поднялся по ступеням  на  террасу  и  скрылся  в  доме.  И всё.  Больше   Дашка ничего не сняла, потому что снимать было нечего. А тут и солнце закатилось. Конец фильма.

         Ребята посидели еще на  НП и потихоньку сползли со своего наблюдательного пункта.

       - Давай, я в бункер комбайна залезу, погляжу, чё там? – предложил Дрюня.

       - Ты уже в сарай слазил, - съязвила Дашка.

       - Сделаем так, - распорядился руководитель сыщицкого бюро. – Мы с Дашкой – по домам, а ты ещё посиди, до первой звезды, и тоже отваливай. А утром, в четыре – общий подъём, ясно? Я вас обойду – и все снова сюда.

       И вот розыскная троица в составе: руководитель следственной группы Витек Арсеенков, его помощник и заместитель Дрюня Глухов и  новый сотрудник – молодой опер с видеокамерой, оператор Дарья Акишкина-Тёзкина, вооруженная современным средством фиксирования на видеоплёнку криминальных сюжетов, заняли место на своем НП в гуще листвы старой ветлы и замерли в ожидании. На востоке в розовеющем небе, над лесом показался край солнца. Светило медленно, словно нехотя, выкатывалось в синеву утра, постепенно согревая озябших сыщиков. Они ждали…

       Солнце будило спящий мир. Где-то звякнуло ведро, потом загремела цепь, скрипнула калитка… Заголосили по очереди петухи… Вот стукнула дверь на терраске Чухновых. Вышел дед, суетливо исчез в сарае. Появилась бабка Чухна.

       - Мотор! – шепнул Витёк, и Дашка вскинула камеру. – Снимай все, - велел ей Шерлок Холмс из Юдановки.

       Дед выволок из сарая брезент и вместе с бабкой они расстелили его у ворот.

       - Брезент! – прокомментировал Дрюня. – Снимай, снимай!

       - Сама знаю, - буркнула шепотом  опер-оператор.

       На ступенях террасы возник главный герой фильма – тракторист Чухнов, механизатор широкого профиля. Он скрылся за калиткой. Над воротами, разворачиваясь к ним вертикально, поплыла труба выгрузного шнека комбайна. Что-то звякнуло.

       - Закрепил! – шепнул Витёк и добавил торопливо оперу-оператору. – Бери в кадр Чухнова, видишь?

       - Угу, взяла, - ответила Дашка.

       Чухнов поднялся по трапу на мостик комбайна, вошел в кабину, сел в кресло водителя. Тут же завыл стартёр, стукнул раз-другой и заработал двигатель…

       - Вот так, поняли? – спросил Витёк. – А соседи думают: «Вот какой Чухнов работяга, спозаранку – в поле!» А теперь глядите внимательно.

       А  дальше  было  вот  что.  Обороты  двигателя  увеличились,  потом  клацнула  муфта       привода

выгрузного шнека и во двор на брезент из шнека брызнула густая струя пшеницы, что ждала своей

очереди всю ночь в бункере чухновского комбайна. В считанные секунды  общественная пшеница,

ночевавшая в бункере по ту сторону забора,  стала личной горой зерна на частном брезенте Чухновых.

        Чухнов перевел шнек в транспортное положение и немедленно укатил в поле совершать очередной трудовой подвиг в битве за большой хлеб России, как у нас еще до сих пор любят писать в некоторых газетах, а в большинстве давно уже ничего не пишут. Дед и бабка Чухновы хоть и кряхтя, но быстренько перетаскали пшеничку ведрами в сарай, остатки уволокли туда же на брезенте. Потом замкнули дверь сарая на замок – всё шито-крыто – и пропали в доме… И это тоже было зафиксировано орудием средств массовой информации.

       - Так, ребя, нам тут больше делать нечего. – сказал Витёк и полез вниз. И тут из лопухов на него метнулся чёрной молнией Шпик и в мгновение ока выдрал у него на ягодице клок штанов…

 

The end  

        Под страшным секретом, взяв с отца сто клятв, Витёк с друзьями показал ему и председателю отснятые улики. В председательском кабинете стоял цветной японский телевизор и видеоплейер – начальство старалось не отставать от моды. 

       - Вот жулик! – воскликнул председатель после просмотра. – Ну и что будем делать? Следователя приглашать?

       - Сделаем по-другому. – предложил главный инженер. – Пока – никому ни слова. И давайте собирать в клубе общее собрание.

       - Да разве сейчас кто придет? – усомнился председатель.

       - Ничего, мы такую повестку дня объявим – мертвых поднимет, а уж  старые да хворые обязательно приползут. Но пока – молчок.

       На другой день у правления красовалось объявление о собрании колхозников – членов ЗАО «Юдановская коммуна». Повестка  дня: «Как делить колхозный доход, имущество и землю». В конце предлагались два художественных фильма: «Терминатор-II» и «Кража в Юдановке».

       Повестка дня всех потрясла и заинтриговала. Юдановка загудела. Старый клуб кряхтел от набившегося в него люда.

       Открыл собрание главный инженер Фёдор Арсеенков.

       - Может быть, начнём с просмотра видеосюжета «Кража в Юдановке»? – предложил он.

       - Валяй! - закричала в нетерпении публика. – Включай, Иваныч! - Главный инженер включил телевизор, поставленный на сцене, попросил погасить свет в зале и нажал кнопку плейера.

       Сначала зрители увидели то, что Дашка сняла до встречи с сыщиками: общую картину-панораму Юдановки, деда Акишкина на лавочке  с  газетой «Сегодня» и рядом с ним бывшего парторга  Шаронкина с газетой «Завтра», Нинель Шургу со знаменитой козой – много чего отсняла Дарья. Всё нравилось, всё вызывало бурую реакцию и смех в зале.

       Потом в кадре возникли сыщики, делающие подкоп под сараем Чухновых.

       - Где это они? – недоумевала публика.

       Потом Дрюня полез под сарай. «Ах ты, подлец!» - ахнула в зале Дрюнина мать…   Потом Витёк сунул голову под сарай. Вот он шибанулся головой – перед этим раздался Дашкин голос: «Ага, попались!..», потом из-под сарая вылез Дрюня, затем петух… - в общем, ржачка в зале не прекращалась.

       Когда же  на экране возник облитый утренним солнцем двор Чухновых, зал замер. Зрители как-то сразу поняли, что начинается что-то серьёзное. Сюжет разгрузки из комбайна ворованной пшеницы и переноса ее в сарай народ смотрел, безмолвствуя. Чухнов, сидевший где-то в середине зала, когда понял, в чём дело, попытался вырваться из клуба, но его заставили сидеть на месте.

       Наконец, экран засветился пустым пятном. Главный инженер попросил включить в зале свет.

       - Ну, граждане колхозники-акционеры ЗАО «Юдановская коммуна», - обратился к залу председатель. – А теперь займёмся повесткой дня, поговорим, сколько кому и как будем выделять колхозного добра и земли, ежели кто пожелает с осени трудиться самостоятельно.

        - А разве ж мы не Чухновым сейчас займёмся? – удивился с первого ряда дед Акишкин.

        - А на  кой он нам? – ответил главный инженер. – Этим делом сейчас занимаются компетентные органы. – Он взглянул на часы. – Вот уже минут десять, как начали. Да выпустите вы Чухнова, его на

 родном подворье ждут с показаниями…  Чухнов, как снаряд, вылетел из клуба.

       - Мы его сильно судить не будем. - Объяснил председатель. – Хорошо бы нам ото всех, кто на общее наше добро слаб, избавиться. Может, ему так легче жить будет. И нам полегчает, да как ещё полегчает! – И ему зааплодировал весь зал. И собрание занялось своими проблемами, которые ребятам пока не были интересны да и не очень понятны.

       Авторов расследования  сохранить в тайне, конечно, не удалось – растрепался дед Акишкин, похваляясь своей выдающейся внучкой. Дашку родители тут же увезли в Москву – подальше от греха и кулаков чухновских ребят. Да пора и к первому сентября готовиться и к отъезду за рубеж.

       Дрюню-Ватсона отец выпорол, чтобы не совал нос в чужие дворы, не наше это дело, и велел матери каждый день брать его с собой на ферму. Там Ватсон проходил трудовое перевоспитание, занимаясь уборкой навоза из стойл. Дело привычное. Как сказала  в свое время знаменитая на весь Союз доярка Лейда Пейпс из Прибалтики, крестьянские дети не боятся запачкать   навозом босые ноги.

       Дед Акишкин по пути на рыбалку перед двором Чухновых переходил на другую сторону улицы. Чухнова оштрафовали, заставив выплатить стоимость украденной пшеницы. Он подал заявление о выходе из колхоза, но единоличествовать почему-то не стал, а подался трактористом в лесхоз. Поговаривали, что за это место он кое-кому изрядно «позолотил ручку» - место доходное: лес-то всем нужен…

       Шерлок Холмс из Юдановки запер сыщицкое бюро (сказал, что на  время)  и  сидел дома  во  дворе  под грушей,  переписывал протоколы, пока неожиданное событие не вынудило его приступить к очередному расследованию…

 
Электронная почта: chichev_ui@mail.ru Разработка сайта «Бригантина»

© Юрий Чичев 2009