Чичев Юрий Иванович

Юрий Чичев. Сыщики из Юдановки. Дело №10 "Премиальное"

       Сентябрь прозвенел 1-го числа школьным звонком. Юдановка подбивала летние итоги, реализовывала урожай, получала премии и награды. Народ остался доволен результатами собственного труда, и  большинство  решило не разбирать свои паи, а оставить их в акционерном обществе, чтобы сообща было легче бороться с болезнями капиталистического роста: инфляцией, возможным кризисом и так далее.

       Дачники съехали в Москву, коммерсант Соскин все атаковывал правление   предложением построить при шоссе ресторанный комплекс с мотелем для туристов  - с оплатой расходов пополам с колхозом, на двоих, убеждая, что для многих здесь откроются рабочие места и прибыль потечет в кассу ЗАО. И ещё он выпрашивал для себя  клочок земли под строительство в будущем году личного коттеджа. Правление раздумывало, но пока решения окончательного не принимало. «Кинуться все к вам на работу устраиваться, - возражал председатель Соскину, - кто у нас в полеводстве останется?» Но коммерсант регулярно по выходным прикатывал в Юдановку   на очередные переговоры, с сыном Геней Толстым, который вроде бы поостыл в своих экстремистских замашках и искал дружбы у ребят.

       Витёк и Дрюня, знаменитые сыщики из бюро, сели за одну парту в седьмом классе юдановской  средней школы. И учеба пошла по своей накатанной колее. А в одну теплую осеннюю субботу главный инженер посадил ребят в председательскую «Волгу» и они все поехали а Москву: председатель правления ЗАО «Юдановская коммуна» решил сдержать слово, данное сыщикам.

      - Программа   такая,   сыскари, -   сказал    председатель. –пройдемся по Тверской, купим кое-что, а потом заглянем в Макдоналдс. Знаете, что это такое?

       Сыскари знали, но только понаслышке, да со слов Гени Соскина-Толстого, расписавшего это обжорное американское заведение в ярких аппетитных красках. Рядом с их школой открыли, как раз на Пушкинской площади. Так что от такого предложения  председателя у ребят  сладко застонали желудки. 

        Где-то на окраине столицы заехали на   огромный вещевой рынок, где от обилия товаров, множества галдящего и по-русски и не по-русски   народа у нормального человека кружилась голова. Увидев и услышав всё это, Дрюня сказал: «Сдохнуть можно!»

       - Держись, сыскарь, прорвёмся, - отреагировал на это председатель, и набредя на развал аудиоаппаратуры, купил два двухкассетника и вручил их ребятам. – Вот вам премия за успехи в расследовательской работе на пользу общества!

       Дрюня в восторге повторил: «Сдохнуть можно!, - прижал к себе подарок и забрался с ним в машину.  - Поехали домой, а?!»

       -Погодите, ещё не все дела сделали, нам тоже кое-что надо… - и они двинулись  на Тверскую.

        В единственную пока в столице «Макаку», как успели окрестить   московские пацаны Макдоналдс на Пушкинской площади, стояла длиннющая очередь – вот где «сдохнуть можно». Арсеенков-старший и председатель поставили в нее ребят, дали денег на мороженое, сказали: «Ждите, мы скоро!» и растворились в столичной суете, оставив сыщиков один на один  с надвигающимися событиями.

       Ребята стояли, поёживаясь с непривычки, пытаясь  акклиматизироваться в новой необычной обстановке. Инициативу взял на себя Витёк - как – никак, а всё-таки руководитель сыщицкого бюро. Невдалеке от едва движущейся очереди он увидел киоск с надписью: «Мороженое».                                                                                                            

       - Дрюня, я сейчас, мигом! – и Витёк, держа в одной руке премиальный магнитофон, а в другой деньги, помчался к палатке. Пока он постоял несколько минут в очереди за мороженым, пока выбирал его, расплачивался, считал скрупулёзно, по-деревенски, сдачу, пока засовывал ее в карман, бежал назад – прошли роковые минуты.

       Ватсона на месте не было.

       - Дядь, где мы стояли? За кем? – спросил Витёк приличного, в шляпе и очках господина.

       - Молодой человек, не примазывайтесь, вас тут не стояло, - игриво ответил господин и вплотную приблизился к спине стоящего перед ним офицера.

       - А где? – растерянно спросил Витёк другого очередника.

       - Что где? – услышал он сухой ответ.

       -  Мы же здесь занимали, - честное слово, отец нас поставил с председателем…

       - Верховного совета… - закончил парень из очереди и все засмеялись. – Иди, пацан, в хвост, занимай заново, пока народу не набежало. И не примыкай. Не пустим…

       Витёк кинулся бежать вдоль очереди сначала в сторону входа в Макдоналдс. Потом в обратную, к началу очереди. И вдруг на противоположной стороне проезда увидел своего напарника.

      - Дрюха! – заорал сыщик из Юдановки так, что какая-то женщина с криком шарахнулась от него  в испуге, как деревенская курица от чухновского Шпика.

      Забыв, что он не в деревне, а в столице, Витёк рванул через проезд к другу и чуть не налетел на машину. Завизжали тормоза и из легковушки в его адрес понеслись проклятья и ругань почище деревенской.

       Витёк увернулся от капота «Ауди» и помчался к Дрюне. А тот  приложил палец к губам и спрятался за столб. И Шерлок Холм из Юдановки вмиг понял, что расследование уже началось, но какое, он еще не был в курсе.

       - Что? – наскочил он на Глухова.- Кто?

       - Дрюня развел руками.

       - А где твой магнитофон?

       - Отняли, - Андрюшка повернул к нему залитое слезами, но уже успокоенное лицо человека, готового к действиям. – Но я их засёк!

       - Как же это случилось?

       - Подошли ребята. Предложили кассеты клёвые для мага, отойдём, говорят, на лавочку в сквер, поставим, послушаешь, и решишь, покупать или нет. А у меня деньги-то были какие-никакие. Повели меня, завели в подъезд, вон в тот, - и Дрюня показал рукой, куда его увлекли столичные мошенники, - взяли маг, поставили какую-то кассету шняжную, дали мне по шее и ушли.

       - Ну и куда они пошли?

       - Повернули за тот угол.

       - А ты?

      - А тут ты налетел, заорал, сбил меня с наблюдения.

       Сыщики принялись за мороженое, размышляя, что делать. Ждать взрослых или действовать самим.

       - Давай сами, - и Витек побежал в направлении, указанном Дрюней. Но искать в Москве людей, все равно, что иголку в стогу сена. Это тебе не Юдановка.

       Но бегут. На углу тетка цветы продает из ведра.

       - Тёть, вы не видели троих ребят, только что прошли, с магнитофоном, с музыкой.

       -А эти-то шалопаи? Они из школы вон из той, из капеллы,                                                                               ходят тут, бумажками сорят наглые такие, всё с меня денег требуют за торговлю, грозят милицию навести, прохи… - тетка продолжала говорить, но ребята уже бежали дальше.

       Встретили девчонок с портфелями. Спросили, где здесь школа-кап…кап… Они засмеялись. - «Капелла?» - «Ага!» - «Да вон она!». Кинулись туда. И вдруг из ворот школы им навстречу важно шагает Геня Толстый!

       - Соскин! – радостно завопил Дрюня. Геня вздрогнул, взглянул, прищурился и расцвел в ехидной улыбке.

      - Ага! Сыскари юдановские! Прибыли! Кого ищем на этот раз?

      Шерлок Холмс из Юдановки Витёк Арсеенков не дал распуститься   цветку   гениного   ехидства   до   конца   и   строго, по-следовательски сказал:

      - Директора школы. Или завуча. Речь идет о престиже школы, о ее добром имени. – И Витёк изложил суть, рассказав кратко всё, начиная от подарков и кончая очередью в Макдоналдс.

      - А если я сейчас принесу вам магнитофон, ведете в Макаку?

      - Железно.

      - Пошли, - сказал Соскин и повёл их во двор школы. Там они подошли к открытым окнам на первом этаже. Из окон лилась детская песня. Там шла репетиция капеллы.

      - Так, - скомандовал он Дрюне, - вставай на выступ, смотри в окно. Увидишь твоих налётчиков,

скажешь. – он подсадил Дрюню и поддерживал его за спину, пока тот глазел в окно.

      - Мгновение и Дрюня инстинктивно пригнулся и спрыгнул на асфальт.

      - Ты что? – спросил его Витёк.

      - Они там, в последнем ряду, все трое. Стоят, гады, рты разевают. Первый в  белой курточке, второй в синей, третий в свитере сером.

      - Ясно, -сказал Геня, - Кафтан, Смычок и Бенс. Ждите. – Дверь школы визгливо захлопнулась за  Соскиным.

      Песня за окном смолкла, послышался топот ног, разговоры, голос репетитора.

       Через пять минут дверь школы-капеллы распахнулась и Геня, выставив вперед магнитофон, выплыл на крыльцо, широко раздвинув губы в улыбке. Солнышко пронизывал его коротко подстриженные пепельные волосы, отчего они казались рыжими.

       - Ну что, сыскари, ваш? И он показал на магнитофон.

       Витёк поднял свой:

       - А как же! Оба наши! - Дрюня сиял. – Морды бы им набить, да из школы выгнать.

       -Не стоит руки марать. Урок они уже извлекли, - и Геня лизнул ссадину на кулаке. - Ну что, пошли хавать гамбургеры с картошечкой?! – и  он повел  сыщиков к Макдоналдсу.

       Дрюня нашёл свою очередь. Она почти подошла ко входу. А тук как раз вовремя и председатель со старшим Арсеенковым возникли.

       - О, Соскин-младший! Откуда, коммерция? – удивился председатель.

       - Нас случай свёл! – торжественно произнес Геня.

       - Теперь мы побратимы! – добавил Шерлок Холмс из Юдановки и осуждающе посмотрел на Ватсона.

       Тому ничего не оставалось делать, как почесать лодыжку на левой ноге.

       И поглощая вскоре гамбургеры и прочую американскую еду, Геня рассказывал деревенским ребятам о поездке концертного хора капеллы в Америку. А они ему – о последних сыщицких делах, в частности о деле деда Акишкина. 

 
Электронная почта: chichev_ui@mail.ru Разработка сайта «Бригантина»

© Юрий Чичев 2009