Чичев Юрий Иванович

Ходоки к Ленину

Химичка захворала и не пришла, урок оказался свободным, ничем его заменить не успели. В класс заглянула  Любовь Ивановна, приказала сидеть тихо и пока готовиться к ее, следующему уроку, погрозила Мошкину кулаком и исчезла. Ну конечно, ща-а-з-з, будем сидеть, когда Завиранглия уже возникла, и кипели извилины, варя что-то необыкновенное.

        - А пошли к Ленину, - предложил Мошкин.

        - Да хоть к Ельцину, - ответил Мишка. – Но к нему не пустят. А к Ильичу можно попасть.

        Ваня, как всегда, тормозно молчал, безгласно принимая решение большинства членов  правительства Завиранглии.

            До Красной площади от школы  рукой подать. По дороге вспоминали, как их в музее Революции принимали в пионеры, как они клялись быть верными внуками вождя мирового пролетариата и бороться за дело коммунистической партии.

- Ага, - трещал Мошкин по дороге. – Мы клялись, а они не боролись, в штаны наделали. Разбежались…

            - В коммерческие структуры. – Закончил министр Врунистр.

            - А вот мы сейчас к нему зайдем и всё ему расскажем и клятву свою ему обратно отдадим, пусть себе берёт, нам она больше не нужна.   - А потому что врать не надо было. – Поставил точку Иван.

            - Когда? – спросил Мошкин.

            - Никогда не надо было врать, в общем, вот именно…

            -Это ты так думаешь? – Удивился Мишка.

            - Это так все говорят. Ну, пришли, где  ваш Ленин?

            Мавзолей оказался закрыт. Завираи сели на бордюр возле храма  

Василия Блаженного.

            Вдруг завизжали тормоза, к ним подлетает милицейская машина, из нее выскакивают два мента с автоматами. Один говорит Мишке:

            - Что у тебя в портфеле, показывай?!

            А Мишка ему:

            - А зачем?

Другой мент со словами «Сейчас узнаешь» начинает заламывать Мишке руки, его напарник в это время роется в Мишкином портфеле. Вокруг стал собираться народ. Мишка закричал, что он отцу пожалуется, что у него отец в милиции работает и им всем будет плохо. Милиционеры его не слушают.

            А Мошкин молчит про своего отца-полковника: отцовские нервы бережет. А может, свою задницу.

            Ту иностранцы начали снимать завираев на видеокамеры,    фотоаппаратами защелкали. Милиционеры ничего не нашли, извинились перед Мишкой, сели в машину и уехали.

            Мишка бубнит:

            - Вот вредины, обыскали портфель, чуть руку не сломали, а потом: «Извините!»

            Надо было уже возвращаться в школу и завираи спросили у иностранцев, который час. По-английски, конечно. Но они ничего не понимают, только руками разводят.

            Один иностранец дал им пятьдесят долларов, снял на видеокамеру и пошел дальше, что-то говоря по-английски. Завираи его догнали и попросили забрать свои деньги, потому что пятьдесят на троих поровну не делится – так что или давай еще десть, или забирай свои баксы и проваливай. Он очень удивился, но деньги взял.

            На обратном пути завираи решили рассказать эту историю в классе и стали придумывать, почему мавзолей закрыт.      Иван: потому что Ленин смотрит по видаку боевик с Ван Даммом. Мишка: в мавзолее слишком душно, и вождь вышел подышать свежим воздухом и попить чайку с охраной. А Сашка придумал, что Владимир Ильич отправился к Надежде Константиновне Крупской смотреть очередной сериал по телику.  И никто из них не знал, где на самом дел   в этот момент был Владимир Ильич Ленин.*

_____________________________________________________________

* Эта глава написана   с   согласия Вани Моршана   по его рассказу, опубликованному в газете «Крестьянская Россия» (3-9 октября 1994 года)

 

 
Электронная почта: chichev_ui@mail.ru Разработка сайта «Бригантина»

© Юрий Чичев 2009