Чичев Юрий Иванович

Осенние каникулы в Завиранглии. Кто и на что согласен

Утром за завтраком я спросил сына:

            - Так кто же и на что согласен? Отвечайте, господин министр, не юлите.

            - Что ли ты забыл, Кустик, - министр Завиранглии удивленно вскинул брови (Кустик, Куст – это мое домашнее прозвище, его мне приклеил сын и употреблял не всегда, а только для нежного обращения).

            - Ладно, ладно, говори прямо, - настаивал я.

            Дело в том, что Ваня никак не научится излагать свои просьбы или намерения впрямую. Он стесняется. У него тут тормоз, или, если сказать честно, комплекс.

            А чтобы скрывать свою закомплексованность, он говорит обиняками, старается  изо  всех  сил сделать так, чтобы я или мама, или

кто другой, сами догадались, чего же он  от нас хочет.

             Но ты же сам придумал, помнишь? – опять ответил он вопросом на вопрос, снова уклоняясь от прямого разговора.

            - Я не понимаю, чего вы друг от друга добиваетесь? – заволновалась мама Галя (сын с детства по наущению нашего друга художника Виктора Елизаветского называл нас по именам, а его – Витькой).

            - Житья ребенку не дают своим воспитанием, - проворчала за дверью своей комнаты бабушка Мария Ивановна.

            - Да вот, - отвечаю Гале. – Мне намекают, что я что-то обещал и кто-то на что-то согласен.

            Ваня засмущался и обиделся на меня за своё смущение. Вижу – и заплакать готов. Лицо его слегка исказила гримаска, как в детстве. Вот-вот засопит носом, как насосик, и заплачет. Но он переборол себя и с трудом улыбнулся.

            - Обещаешь, Куст, а потом всё забываешь!

            - Я? Разве когда-нибудь я нарушил своё обещание? – Тут уже обиделся я. – Нет, дорогой сын, это ты регулярно не держишь своего слова, а потом хнычешь: «Простите, я больше не буду…»

            - Когда это было, когда это было? – деланно возмутился министр Врунистр.

            Тут уж не выдержала Галя:

            Как это когда? Да каждый день! Из школы приезжаешь на полтора-два часа позже, чем положено. Каждый день мы ссоримся с тобой из-за этого и каждый день ты клянёшься, что завтра будешь вовремя. А назавтра всё по-старому. А вот папа никогда тебя не обманывал. Что пообещает, всё сделает, не как ты…

            - Да, а что же Куст не помнит ничего? А ещё сам предложил!

            - Отец, да что ж ты такого наобещал, чего и сам не помнишь?!

            - Ума не приложу. – Я пожал плечами. – Может быть, ты все-таки объяснишь нам, в чем дело?- потребовал я у Ивана.

            - А я тебе и объяснил. Ещё вчера.

            - Вчера?

            - Ну да, я же сказал, что они согласны.

            - Нет! Галя, я не могу больше! Кто они и на что они согласны?! – закричал я чуть ли не в истерике. Я тоже ничего не понимал.

            - Ваня, ты можешь, наконец, говорить прямо? – Галя была готова всерьез возмутиться.

            - Ну ребята, Мишка и Мошкин! – Было заметно, что признание далось сыну нелегко.

            - Ну слава тебе Господи! Наконец-то он хоть что-то конкретное сказал, бедненький!.. – Начал было я с иронией, но мама Галя наступила мне под столом на ногу, чтобы я не дразнил сына. Не Галя, а Сухомлинский прямо, великий педагог современности.

            - Хорошо, Машкин  и Мошкин согласны, – мама погладила Ваню по голове, поершила ему прическу. – А с чем они согласны?

            - Не с чем, а на что… - буркнул министр Врунистр.

            - Ладно, на что ж они готовы пойти? – Галя настойчиво продолжала вытягивать из сына информацию, как из компьютера, недаром работала заместителем директора вычислительного центра.

            - На что, на что… Не пойти, а поехать. К нам на дачу в каникулы. С папой и со мной…- И наш любимый министр Врунистр глубоко и с облегчением вздохнул, будто мешок  картошки сбросил с плеча. Тут уж подошла мамина очередь напасть на меня с вопросами.

            - На какую ещё  дачу? Ты с ума сошел! Никуда вы не поедете, вы там все перемерзнете! А если что случится? А если…

            Пока наша мама набрасывал на нас сеть из отказов, сомнений и несогласий, я всё вспомнил: и как размечтался о поездке, и как предложил сыну пригласить главных правителей Завиранглии. Но сеть уже накинули и выпутаться из нее не представляло почти никакой возможности.        

            - Ладно, давайте обсудим все на вечернем заседании. – Предложил я компромиссное решение. И даже внутренне загордился этим: вот я, мол, какой мудрый политик, почти как Председатель Верховного Совета. – А то господин министр Завиранглии в школу опоздает.

            - Никаких заседаний после работы. Я вечером стирать буду, -возразила заместитель директора вычислительного центра, натягивая колготки. – Ох, опаздываю уже…

            На том и разошлись.

 

 
Электронная почта: chichev_ui@mail.ru Разработка сайта «Бригантина»

© Юрий Чичев 2009