Чичев Юрий Иванович

Осенние каникулы в Завиранглии. Прибыли. День первый

После Бабенок поворот направо по стрелке – п/л. Салют. Разбитая проселочная, заасфальтированная, наверное, еще до войны  дорога вела к пионерскому лагерю мимо  деревни, под которой и располагался наш кооператив. Дорога ушла вправо, а мы прямо и въехали в Безобразово, повернули налево – по улице. Направо вниз через ворота кооператива и до самого нижнего порядка домов, стоящих на берегу Мочи. Если бы дали названия нашим коротким улочкам,  я бы первую назвал Верхней, вторую – Средней, а нашу – Поречной. А ту, по которой спускались, так бы и назвал Левым спуском, потому что такая же улица была с правой стороны нашего садового товарищества - Правый спуск.

            Приехали! Открываем калитку, вытаскиваем вещи, тащим на открытую террасу, потом заносим в дом, на террасу  застекленную, расположенную под одной крышей с домом.

            - Ну вот, говорю, здесь мы и будем жить четыре дня. Вижу в глазах гостей огонь нетерпения – скорей бежать осматривать участок, дом, сарай, округу, речку...

            Ага! Ну вот вам ушатик водицы, охолонуться малость:

            - Так, - говорю как можно «железнее». – Я хочу отдохнуть здесь вместе с вами. Я вам не нянька, не уборщица и не повар, не  мамка с папкой. Всё делаем вместе. Сейчас распаковываем сумки. Оружие, алкоголь, наркотики и курево – на стол! – И хлопнул ладонью по столу так, что завираи вздрогнули.

            - Пап, ты чего? - Спросил меня Ваня точно так же, как блиномёт из рассказа «Блин». – У нас ничего такого нет.

            - Нет? – Строго переспросил я. – Это хорошо. – И улыбнулся, - Тогда кладем на стол все продукты, определяем, что в холодильник, что куда.

            На столе росла гора жратвы. Продовольственная программа в масштабах одной дачи перевыполнялась. Мишка протянул мне пакет.

            - Это что?

            - Мясо.

            Заглядываю в пакет – там непонятно что: не то курица, не то… кошка.

            - Мяу! -говорю. – Тут в пакете, кажется…  

            - Это кролик, - сообщает Мишка.

            - Кто кролика любит? Приходилось есть?

            Такое впечатление, что завираи собрались коллективно тошнить.

            - Понятно. Проголодаетесь – съедите.

            Холодильник заправлен, включен, кое-что разложено по полкам в колонке на террасе.   Лук – в корзину под лестницей на мансарду. Вещи пока складываем в доме. Теперь – топить печку! Это ребятам нравиться. Тащим из-под террасы дрова, рублю сухие досточки, запаливаем огонь. Печь пошла, хорошо. Теперь за водой на родник. Вот   вёдра,   вот   санки.   Вперёд.    Привезли    воды,   сами    хохочут,

глаза круглые: лягушка из трубы в ведро вылилась. Живая.

            -Ну и что вы с  ней сделали, съели? Жрать-то уже охота?

            Улыбаются.

            - Она из кольца через трубу в ведро вынырнула, - объясняет Ваня, которого этим не удивишь, не первый раз. Родник накрыт листом железа, но лягушки все-таки каким-то путем проникают в сборное кольцо родника и, случается, выливаются со струей воды в ведра, изумляя дачников своим сказочным появлением.

            - Это царевна лягушка Ивану-царевичу явилась, надо было ее с собой брать, а вы ее в речку вылили, эх вы, женихи, - корю завираев с подначкой.    

            - Ничего, мы в следующий раз пару царевен прихватим, - солидно говорит Мошкин и выразительно смотрит на министра Врунистра. Я как-то попускаю это мимо ушей, озабоченный дальнейшими нашими действиями.

            - Так, объявляется меню на завтрак: каша геркулесовая молочная, кофе с бутербродами. Бутерброды с колбасой и сыром, можно просто с маслом. Идет?

            Конечно идет, а куда они денутся. Отпускаю ребят на волю – только не надолго.

            Завираи забрались на  мансарду, а там яблок на диванах – ешь – не хочу.

            _ Яблоки видели? – кричу им снизу. – Это все вам, без ограничений.

            А они, схватив по яблоку, продолжают обследование: заглянули через дверь за стенку наверху – под крышу: ух ты! Скатились сверху, за дверь на волю. Обошли сад, оглядели сарай с наружи и изнутри, открыли калитку в заборе, выскочили на берег реки, обследовали покрытый льдом залив. Решили, что после завтрак отправятся туда на коньках кататься. А я пока все это время готовил первый перекус да подбрасывал дрова в печку.

            Пора и за стол. А где он? Внесли его в комнату с террасы, поставили   в   комнате,     плотно   притворили  дверь,  чтобы  тепло не

убегало. Дополнительно включили масляный радиатор. Градусник на стене показывал +12. Ну, куртки можно снять. Свитера не обязательно. Занавески на окнах слегка колыхались. Одинарные, окна пропускали напиравший снаружи ноябрьской воздух.

            - Перед ужином будем утеплять окна, - определил сочинитель работу на вечер.

            - А как? – Поинтересовались завираи.

            - Плёнка, штапики, гвозди, молоток, - кротко пояснил он и скомандовал: - Ну, давай, наваливайся на кашу!

            Дома каша не очень-то популярна. Но в походе или, как сейчас, на даче, в условиях, близких к осадным, она идёт за милую душу.

            - Вкусно, - Мошкин облизнул ложку. – Как в зоне.

            Писатель поперхнулся овсянкой. – Откуда тебе это известно?

            - А я с отцом в командировке был, в Мордовии, в колонии. Мы там обедали в бараке, - не моргнув, выдал Санька – Завирай  Первый.

            - Писатель посмотрел в глаза его министрам. Они были готовы подтвердить истинную правду королевской информации. «Ладно, -подумал писатель. -Это мы скушаем, пусть не ликуют, не торжествуют и не правят бал».

            Каша была разложена вся по тарелкам, на добавку ничего не было припасено. Но еще кофе и бутерброды. А можно нам яиц поесть? -  заискивающе попросили завираи.

            - А мы их взяли?

            - Конечно! – И Ванька достал из под стола пакет с вареными яйцами. Ну разве он без них может обойтись! Это бабушка Мария тайком ему сварила дюжину яиц и сунула в рюкзак. И у остальных завирайцев оказались такие же пакеты. В Завиранглии, понял писатель, главный продукт питания – куриные яйца.  Вот именно!

            - Хорошо! – согласился инженер человеческих душ. – Но только не больше одного яйца. Понятно?!

            - Так точно! – дружно прозвучало в ответ и завираи застучали крутыми яйцами по столу.

            - Скорлупу соберём потом в пакет. – Строго сказал писатель.

            - Зачем? – Поинтересовался Мошкин.

            - В ней известь, – ею раскисляют почву.

            - Зачем?- Опять последовал вопрос..

            - Иди учиться в Тимирязевку на агронома, там все узнаешь. Но я могу сказать только: не все огородные культуры любят расти на кислых почвах. И садовые тоже.

            - И много такого надо знать человеку, у которого есть садовый участок? – Не унимался Сашка.

            - Жуть сколько, – ответил Ваня. - Лучше участок не брать. Башка распухнет – учи и учи, учи и учи…

            - Больше чем в школе? – ужаснулся Завирай Первый.

            - В сто раз, - завершил министр Врунистр, засовывая в рот половину яйца.

            Наконец,   бутерброды умяты, кофе выпит. «Все на лёд!» - раздался боевой завирайский клич. «А посуду кто будет мыть?» - остудил конькобежный пыл мужской твердый голос. «Ну, вот опять…» - скисли завираи и стали мыть посуду горячей водой из чайника в пластмассовом красном тазу, прыснув туда из тюбика моющего средства.

            И вот,   допуск на лед получен; в доме надели ботинки с коньками, доковыляли до мостков, перебрались по ним через речку  и на поверхность заливчика, подернутого льдом, – взжи-и-ик!

            _ Вы там повнимательней! Лед еще тонкий. Вот-вот растает! Но не    бойтесь,   там   не   глубоко – сантиметров   тридцать! – кричал им

организатор завирайского досуга, – только к  реке, к краю льда не подходите! – Он не боялся за них, зная, что там слишком мелко, если что. Ну, промочат ноги, так высушат в доме у печки. А ребятки корячились на коньках по льду заливчика, падали, поднимались, пытались гонять шайбу,  Сашка и Мишка шуровали клюшками, Ванька поддевал ее коньком… . Потом послышались стуки по льду. Они звонко разносились над рекой: тюу-тюу-тюу… что это? Клюшками пробивают тонкий лёд. Бах – пробит, вода из лунки натекла пузырём…  

            А Моча ещё не покрылась льдом. Слишком слабые и недолговечные  первые морозы. И снегу еще  маловато, так, слегка местами припорошило землю…

            А над речкой слышалось: тюу-тую-тюу….

            Вскоре явились мокрые заваираи. Что так быстро? А, кататься негде. Воды натекло на лёд. А зачем вы его продолбили насквозь? Интересно? Понятно, юные исследователи вы, значит, а не просто озорники. А прочитать вам лекцию о том, что молодежь всегда агрессивна, особенно дети, им хочется всё разломать, как игрушки вы ломали маленькими, чтобы посмотреть, что у них там внутри. А вы когда-нибудь  заставьте себя задуматься: зачем я это делаю, курочу и крушу то или иное. Как только вы сумеете задуматься и дать себе отчет в том, что творите, и понять, что это плохо, потому что никому не нужно, считайте, что вы стали взрослыми. Понятно? Вижу, что не всё понятно. Вот когда всё поймёте, считайте себя  повзрослевшими. Теперь понятно? Не совсем. Хорошо. Лекция окончена. Раздеться, развесить шмотьё у печки, переодеться в сухое. Будем готовиться к обеду.

            - А на улицу больше не пойдем?

 

 
Электронная почта: chichev_ui@mail.ru Разработка сайта «Бригантина»

© Юрий Чичев 2009