Чичев Юрий Иванович

Щука в лодке? Врать-то!

На другой день (как принято было начинать очередную главу повестей в XIX веке) за завтраком ничего такого, что бы могло удивить публику, не обсуждалось, значит ничего реально не выдумали. Ну и славно. День весь ваш, как обещал. Помоете посуду и вперёд!

            - А ничего больше покопать не надо? – спросил Ромка, и  мальчишки засмеялись.

            - Вообще-то надо. Я с осени поленился малость, не успел все кусты окопать. Надо эту работу завершить... Но это можно и послезавтра. День сегодня как по заявкам трудящихся. Гуляйте, ребятки.

                                         Первое событие второго дня

            Неожиданно приехала Галя. Её появление на участке и стало первым событием нового дня. Не вытерпела сидеть в  Москве и ничего не делать. Ну просто необходимо   проверить, правильно ли я разобрался с привезенным снятым осенью с постелей бельем, а нынче выстиранным и выглаженным и доставленным назад, и правильно ли распределил постели между ребятами. А еще ей, конечно, невтерпёж было посмотреть, какое  безобразие в доме мы оставили осенью и учинили сейчас, по весне. Но ничего ужасающего обнаружено не было.

            За то мне облегчение, есть кому заменить меня на кухне. Займусь садом и огородом. Так, ребятки, окапывание беру на себя, все на гулянье. А то  ваши рожицы за зиму в душной Москве стали  серо-зелёными. Давайте хапать кислород полными легкими, пока он бесплатный! Вперёд, на штурм Мочи!

            Галя надавала мне кучу ценных указаний и распоряжений, которые я должен был выполнить за полный световой день, и занялась стряпанием обеда, который тоже займет почти полный световой день. А я взялся за лопату – мне надо было еще и свои планы реализовывать.

 

                                Второе, главное событие второго дня

            А что делали ребята? – спросит нетерпеливый читатель. Они лодку резиновую выволокли с чердака и накачивали ее под руководством  Ивана, он ею давно умел распоряжаться, а им это дело

оказалось внове, и они  давили ногами по очереди на насос-лягушку, потом  с криками потащили лодку через калитку к реке. Вставляли весла в уключины, спускали ее на воду, размещались в ней и всё - с криками, с брызгами, смехом, как и полагается в таких случаях.

            Но вот поплыли. Скрылись за поворотом. На берегу остался только Пашка, младший брат Дрюни, Ваниного дачного дружка, он побежал вдоль берега как сопровождающий. Ну ладно, поплыли, так поплыли…

            И пока они, неумело работая вёслами, всё-таки кое-как перемещаются по реке, оглашая окрестность звуками радости от встречи с природой, я сделаю следующее заявление, вернее оглашу один из законов Завиранглии:

            Закон:            Если в каком-либо мероприятии участвует хотя бы один завирай, ЧП неизбежно. Причём необязательно, что причиной этого ЧП будет сам завирай. Просто им, завираям, на роду написано: всегда быть в центре событий.  А если их нет, тогда завирай должен создать условия для возникновения события».

            Щук в ту пору в Моче было предостаточно. Нерест только что прошел. И рыба была еще, как говорят сейчас, неадекватная, просто не пришла еще в себя. В общем, вдруг на реке раздались жуткие крики пацанов. И в калитке появилось Пашкино лицо, искаженное восторгом и испугом. Малец не мог выговорить ни слово, только вопил, показывая пальцем в сторону криков: «Там, там, там!» Потом сорвался с места и помчался назад. Я – за ним, напевая: «Там, за горизонтом, там, там-там-там, там, там, там!»

            Что же ТАМ произошло? Пацаны увидели  около осоки на поверхности воды вялую щуку. Поплыли за ней. Она – в осоку, лодка – за ней, прижали щуку к берегу, она взмыла вверх и плюхнулась в лодку к завираям.

            Вот это был конец света! Как они ее ловили и хватали, я не видел. Но  один из них держал вытащенное из уключины весло, которым он разок  оглушил рыбину. Лодку они уже выволокли на берег, крики стихли, когда мы с Пашкой подбежали к рыбакам.

            Они стояли над добычей и не знали, как к ней подступиться. Я взял ее за шею, сдавив пальцами жабры, и процессия торжественно двинулась к дому. Галя ахнула, увидев такую щуку.

            - Что с ней делать?

            - Для начала надо измерить ее, чтобы запомнить. Такого улова у нас никогда еще не было. Вань, тащи рулетку.

            Рыба оказалось длиной 56 сантиметров, Неплохая добыча!

            Я глянул в горящие глаза рыбаков-бойцов, еще не оcтывших после схватки с матёрым хищником, и предложил:

            - А давайте, друзья, сделаем подарок Ваниной бабушке Марии Ивановне, отвезем рыбину послезавтра в Москву? – И увидел, как потух огонь в глазах завираев и лица их сразу стали постными. Что поделаешь, дети, еще не научились скрывать свои эмоции, всё написано на лицах.

            - Ладно, - Галя тоже заметила ребячью реакцию. – Пожарю ее к обеду сегодня. Только чистить тебе, отец, к живой я не прикоснусь.

            - Будем чистить щуку снулую, - сказал я, засовывая ее в пакете в холодильник.

            - Я могу почистить, - вызвался Ромка. – У меня и ножик есть. – Сказал и как-то стушевался, вроде бы выдал себя в чем-то.

            - А умеешь? Чистил когда-нибудь?

            - Селёдку.

            Ванька засмеялся:

            - Это разные вещи! – Иван наш чистил селёдку замечательно, умело, все косточки  удалял.

            - Ладно, -сказал я, свободны пока, а там видно будет.

            Пацаны продолжили навигацию по Моче, уверенные, что поймают еще не одну щуку. Но эта оказалась единственной. И на удочки ничего не удалось вытащить из реки. Но зато напутешествовались, нагулялись, наигрались потом в мяч, в дартс на мансарде. Ну и за водой пришлось сбегать на родник дважды – у Гали всегда большой расход воды при готовке.

                                                 *        *        *

            Они так жадно ели жареную щуку, они просто мгновенно ее смолотили, несмотря на  костистость. Сожрали все со сковородки, мне даже хвостика не осталось. Пришлось  только слюнки сглотнуть, да корочкой хлеба сковородку подчистить. Во как!

            Вот, собственно говоря, и весь отчёт о майских днях. Ну, пели на мансарде гимн завираев, Стёпа и Бесик слушали его впервые, он им понравился, разучили быстро, спел я им и про Корновлову, заявив, что исполняю с одобрения героини песни,  разрешившей  ее озвучить. Посмеялись, высказывая вслух свои догадки о герое – кто же это может быть, и решили хором, что это – Юрка Старченков, он самый маленький в классе и стихи сочиняет. На что я сказал, что в жизни все вины всегда валят на поэтов, они во всем виноваты! И показал пальцем на пол вниз, там на терраске Галя гремела посудой.

            - А у вас есть еще что-нибудь про нас? – спросил Стёпа.

            - Про вас? – уточнил я. – Про вас лично, молодой человек, еще нет, только думаю написать, материал даст эта поездка. А вообще про вас всех я уже начал сочинять «Завиранглию», печатаю её в журнале «Стригунок». Да я вам читал в школе на классном часе, помнишь?

            Стёпа помнил и, в отличии от Вани, очень хорошо. А вообще-то у меня есть пара новых песен. Одну  спою, другую не могу, на нее тоже надо испрашивать разрешение.

            - У кого, у кого? – это Стёпа и Бесик. Ванька-то ее уже слышал, но молчал. Не стал рассекречиваться и я.

            - Не приставайте, когда получу добро, тогда и спою, а сейчас слушайте. И я потихоньку, под аккомпанемент Галиной посуды представил песнью:

 

 
Электронная почта: chichev_ui@mail.ru Разработка сайта «Бригантина»

© Юрий Чичев 2009