Чичев Юрий Иванович

Здравствуй, лес!

Только разгрузились, как с улицы послышался шум машины и сигналы. Я выглянул в окно и радостно закричал:

            - О, невесты прибыли!

            Санёк метнулся за дверь, а Ваня у меня за спиной сказал очень тихо:

            - Кустик, пожалуйста, так больше при девочках не говори.

            Молодец, нашел возможность папика уесть весьма педагогично.

            Пока мы с Ваней шли к калитке, гости уже покинули машину и возле них крутился Сашка, помогая выгружать вещи.

            Инженер-строитель Леонид Рыбаков, умевший очень странно улыбаться – сжимать губы трубочкой и таить улыбку в углах рта, загадочно блестя при этом широко открытыми глазами и светя слегка красненьким кончиком острого носа -  двинулся мне навстречу с протянутой для приветствия рукой. Мы обменялись рукопожатиями - привет-привет - как старые приятели.

            - А у вас тут ничего! – сказал он, оглядывая снаружи глазами специалиста наше не крутое жилище. Коттеджный строительный бум еще не наступил, и сравнивать наш домик, как и все вокруг, похожие на него, было не с чем.

            - Прошу! – я широко распахнул перед гостями калитку писательской усадьбы и очередной заезд завираев на дачу был открыт.

                                              *        *        *

            Наскоро позавтракали тем, что прихватили из дому, особенно налегли на бабушкимаривановские плюшки, и решили прогуляться в лес за рекой, как в прошлом году, на чём отчаянно настаивал Сашка,

уверенный, что снова надёт свое фантастическое дерево с грибами. Представляете, как бы он тогда выглядел перед девчонками?        

            Но мы сначала всей командой сходили на родник, принесли воды во всех ёмкостях, которые смогли найти в доме. Печь топилась с самого нашего приезда, мы потихоньку подкладывали дрова и посматривали, когда же они прогорят. Только после этого мы пойдём в лес; так решил я, так и поступили. Закрыли печную трубу, закрыли дом. Пусть печь пока отдает тепло и нагревает наши комнаты, а мы пойдем в лес отдавать ему свое тепло.

            Первый ноябрьский снежок слегка побелил  природу, посыпав черные огороды, кусты и деревья, газоны, крыши домов и сараев, проник сквозь  кроны  лесных деревьев и у пал к их подножьям.  И улегшись на траву и опавшую листву, похрустывал вместе с нею под нашими ногами.

            А  Сашка носился челноком попрек тропки, по которой мы шагали и кричал: «А вон там мы пилили толстущую берёзищу, а она как хрясь, а я как тиу-бенц кверху, а Ванёк меня хвать за сапог, а я как…» - и так далее, привирая взахлёб. 

            -А вон там, - Сашка показал в сторону рукой. – Оно, дерево! Сейчас я его вам найду!- и вихрем умчался в глубину леса, так что сухие упавшие ветки  под ним трещали, как под лосём.

            А Ванюшка выразился изящно-цезурно:

            - О, рванул, как в попу раненая рысь! – И все засмеялись.

            Снегу было не так много, чтобы можно было кататься на лыжах, но и не так мало, чтобы собирать грибы. Мы покричали Сашке, позвали его, и он явился удручённый. На лице  было написано, что чуда не состоится.

            - Ну где же оно, скажите, я ведь правильно искал?

            - Дорогой Александр! – произнёс я высокопарно. – Позвольте вам сказать, что чудеса бывают только один раз. Они не повторяются. Дерево, даже если бы мы его пометили как-то так, чтобы можно было найти его через год, вряд ли бы одарило нас еще одним урожаем опят. Он наверняка был, и его собрали другие люди. Не стоит надеяться на повтор чуда, надо ждать нового, глядишь, оно и произойдёт. – Оратор перевёл дыхание и завершил тираду следующими словами: - Я предлагаю посетить таинственную сказочную лощину, небольшую низинку у берега, там, дальше, за орешником. - Я величественно, как вождь, протянул вперёд руку. – И может быть, может быть!.. Вперёд!

            И двинулись дальше, не прекращая разнообразить наш путь словами и репликами типа «Ой, какая!.. Ой, какой!...» и вдруг все хором заорали на весь лес, увидев вдалеке ушастого зверя: «Заяц!» Косой рванулся с места и исчез  за кустами.

            - Это ваше чудо? – спросила Лена Корновалова, обратив ко мне зеленые глазищи, и хлопнула огромными ресницами.

            «Вон вы чем сводите мальчишек с ума, Леонковаллова!» – подумал я и ответил:

            - Вот именно!

            Стали пробираться через  заросли лещины и набрали горстку уцелевших от налёта дачников орехов. «Вот именно!» - Крикнул я, глядя на Елену Прекрасную, когда обрывал с ветки ореховую розетку с плодами. А Таня Рыбакова только усмехалась всему увиденному и услышанному. Я пригляделся к ее милому личику и увидел, что кончик носа у нее порозовел, как у Рыбакова-старшего.

            - Девчонки, а вы не замерзли? Может быть, пора вернуться в дом? Как, ребятки, не далековато ли мы зашли?

            - Нет, нет, мы ничего… А сколько еще идти?

            - Да вот уже пришли, спускаемся вниз.

            Перед нами открывалась малюсенькая, как блюдечко, низинка с тремя березами, стоящими в ее округлой чаше. И поперек лежали еще три поваленных ствола. И стволы эти были усыпаны прикрытыми снегом опятами. Я закричал «Вот именно!» и ребята завопили «Ура!».

            И вдруг Таня спросила:

            - А это не ложные опята? – и этим вопросом посеяла в душе заядлого грибника большое сомнение.

            - Будем посмотреть, - вспомнилось фраза какого-то технаря из прошлой инженерной жизни. Тщательное обследование грибов подтверждало, что опята истинные, но сомнения оставались.

            - А мы проверим, как в прошлый раз, - уверенно заявил Мошкин.- Правда, Юрий Иванович?

            - Безусловно, - был ответ. – Доставай пакеты, собирай урожай!

                                        *       *       *

            Чем занять обратный путь? Конечно, составлением обеденного меню. Хотелось чего-нибудь побыстрей, чтобы не возиться с готовкой. Выяснилось, что для этого завезено на первый день много чего из домашнего приготовления. А Санька привез две пачки пельменей, которые мы сразу же, как прибыли, засунули в холодильник. Суп из пельменей кто любит? Оказалось, все. Только не суп, а просто бульон с пельменями. И каждый добавит, что хочет по вкусу - кто масла, кто луку репчатого, кто зелени. А она есть? Есть, - ответила Таня. А на второе? У меня котлеты. И у меня. И у нас, ха-ха! Сегодня будет котлетный фестиваль. Котлетный карнавал! Конкурс «Мисс Котлета!»

            Мисс Котлетой избран толстый Митька Дивановский! Ха-ха-ха! Весело мы возвращались домой. Домой – так уже все называли наш домик, в котором нам придется провести первую осеннюю ночь.

            Сашка наткнулся  на кустик, краснеющий в снегу, сорвал, подбежал ко мне: что это? - Это костяника, ягода.- Ух ты! = и побежал искать еще. Нашел и вручил по кустику дамам, и так галантно, ножку в сторону отставил, пакет с грибами на отлёте, вручил и поклон отвесил. И тут припомнилось, как Сашка обещал привезти пару царевен в прошлом году. Вот они, царевночки-то. Ну,  кавалер! Посмотрим, на сколько ему хватить  кавалерства, если это не игра и не озорство.

 

 
Электронная почта: chichev_ui@mail.ru Разработка сайта «Бригантина»

© Юрий Чичев 2009