Чичев Юрий Иванович

Ода

Родной школе от 11-го выпускного

 Вы знаете эту школу?

 Её вы не знаете. Вот!

Такие у нас приколы-

Хватаются все за живот.

То шубу кому-то порвали,

То что-то сломали в спортзале,

То словно всех смыло волной –

Прошёл Аурэл* наш родной.

Вот солнышко светит в окошке.

Девчонки в углах: «Шу-шу-шу…»

И всем успевает Мошкин

Навесить на уши лапшу.

Наш юмор неистощимый,

На всё мы находим ответ.

И мы обожаем химию,

Наш самый любимый предмет.

Чего бы мы, братцы, стоили,

Чего б мы имели, братики,

Когда б не любили истории

* Аурэл – всегда нетрезвый школьный сторож

А физика? Ну, конечно же!

А так же физ-ра и лит-ра…

А что не успели с вечера,

Успеем добить с утра.

За двадцать минут сочинение

«Тоталитаризм» настрочим.

На инглише как привидения

Сидим, по-английски молчим.

Познанья у нас не узкие,

Надежна их глубина.

Уйдем, углублённые музыкой

На вечные времена.

Потянутся годы длинные.

Всех выпущенных не счесть.

Но память не смеркнет о Плинере,

он школы краса и честь.

Доску к стене, из мрамора,

Примкнут с золотой строкой:

«Здесь Сомкина того самого

Нога ступала порой».

И как на экране стерео,

В пыли коридорной светясь,

Возникнет однажды мистерия –

Отрывки из жизни про нас.

Вот с Рыбаковой Танею

Сашка заводит трёп…

Вот, погружённый в молчание,

Ваня Моршан сморщил лоб…

Вот речи фонтан не в силах

Заткнуть наш  Щеглов  Денис,

Суворина просит Литвиновского

Исполнить шлягер на бис…

Время школьное, милое,

На миг остановись!

Черменцев рисует шаржи,

Ныриков вбросил жетон…

В общем, творил здесь каждый

Всё, что задумал он…

Вы знаете эту школу?

Не знающий не поймёт,

За что мы пошли бы пешком к ней

Сквозь вечный арктический лёд.

О, если б могли мы с любовью

К сиянию ваших лиц

Достать со всего Подмосковья

Цветы изо всех теплиц!

Не надо выдумывать рая.

Пусть стены твои стоят,

Школа наша родная –

И рай наш и радостный ад!

2-й:     Ребята, что-то звуковая связь в ту сторону заела. Алло, алло! Ответьте прошлому!

Мошкин (озираясь): Чего это? Кто здесь?

3-й:    Мы из прошлого! Из вашего выпускного года! Ответьте, кто вы!

Мошкин:     Кто, кто, Мошкин, кто ж еще.

4-й:     Санёк, ты что ли?

Мошкин:     Ну, я.

                             Все по очереди задают ему вопросы

            - А кем ты стал?

Мошкин:    Кем надо, тем и стал.

            - А где работаешь?

Мошкин:    А вы не поняли? В нашей школе, историю преподаю.

            - А что там у вас?

Мошкин:    В каком смысле? А, понятно. Звезды на башнях Кремля остались, Ильича еще не захоронили. Метро стоит двадцать рублей.

            - Сколько?

Мошкин:     Двадцать, глухие что ли. Сколько было тогда, мы уже и не помним. Сейчас кризис в стране, как и во всём мире. Все дорого. Школьный переулок с одной стороны закрыли и там построили школьный бассейн. А переулок переименован и называется теперь он Расщупкинский тупик.

            - А за что?

Мошкин:     Наш Расщупкин президента спас.

            - Какого президента?

Мошкин:    Какого надо было, того и спас. Вам скажи, а потом вы его не изберёте и все нам поломаете, знаю я вас.  . А сейчас у нас президент… Ой, тоже не скажу, причина та же.    А в Америке президент чёрный, во как!

            - А наш?

Мошкин:  Не понял.

                  - Наш чёрный?

Мошкин:  Наш не чёрный, не красный и не голубой, он белый, понятно. Но многие ещё хотят красного, Но вряд ли пока у них что-либо получится.

            - А как вы там, вообще?

Мошкин:     Да всё нормально. Как и пятнадцать лет назад. Всё и все на своих местах. Даже спартаковская эмблема на сливном бачке в туалете на третьем этаже.

            -А кто кем стал? Литвиновский где?

Мошкин: Третью военную академию заканчивает, генштабовскую.

            - А Плинер?

Мошкин:     Четвёртый секретарь посольства в Лихтенштейне.

            - А Ванька Моршан?

Мошкин:     Личный переводчик президента!

            - А…

Мошкин:    Пацаны! Мне пора идти. Могу только всех успокоить: у нас всё нормально. Пока! Всем привет, особенно Мошкину! Передайте, чтобы сам сюда не совался: уши надеру.

            - За что?

Мошкин:    За что? Учиться надо было получше. Так что налегайте, пока молоды, не на пиво, а на учёбу!

            - А девчонки, девчонки где?

Мошкин (напевает):     «Девчонки, их подруги, все замужем давно…», как поётся  в старинной песне. А Настасья – главный редактор президентской газеты. Ну, пока! 

            - А поёте, поёте что?   

Мошкин:    Как всегда – «Музыка, музыка», о Москве, наши песни.

            - А Завиранглия?

            - Она у каждого своя. Вот Серёга Литвиновский, наверняка её уже создал.   А ушедшие завиранглии не возрождаются. Только гимн иногда поём… Ну все, прощайте!

                        Мошкин из будущего уходит со сцены. Ребята вздыхают.

1-й:     А давайте нырнём ещё глубже в будущее. Машина может на тридцать лет вперёд…

2-й:     На двадцать давайте.

3-й:     Поехали.

                        Снова работает кинопроектор. На экране – нерезкое

                                изображение – для фона (или проектор работает

                                без заправленной ленты. для обеспечения яркого

                                пятна света.

Голос из-за кадра:    Алё! Сивой-то плёхо соединяица. Видимости никакой. Одна слысымость. Я слусаю вас. Кто выходит на свясь?

1-й:    Алё, алё! Это Москва?

Голос:     Мосикывыа…

2-й:     Это школа?

Голос:     Сикола, сикола…

3-й:     А почему так плохо говорите по-русски?

Голос:     Я очина холосо гавалю по лусыка. У меня по лусыка толика пятёлочики.

2-й:     А что вы там сейчас делаете?

Голос: А чичаза у нас по всей сиколе идёта улока япоския языка.

1-й:     А почему?

Голос:     А потомусита мы сначала купили Курилиские остлова, потома, когыда вы их плоели, мы пликупили Дальния Востока, потома Сибиля…

1-й:     И где же теперь Япония кончается?

Голос:     В Любелцах, где живут любелы. А от Одинцова Белолуссия начинается, однако.

2-й:     А кто у нас президент?

Голос:     Кто у вас, не знаю, а у нас Владимила Владимиовича…

3-й:     А где же Литвиновский?

Голос:     Генелала Литвиновская командует каспийским флонтом, однако. Япония ласшиляется…

4-й:     А школа, а капелла?

Голос:     Елизавета Геолгиевна на семинале в Лондон, а капелла, как всегда, в Амелике, плавда, тепеля в Юзыной.  

1-й:     А Плинер?

Голос:     Плинела, однако, посола в Лихтенштейне.

2-й:     А вы кто?

Голос:     Дивановский, однако. Мы с Челменцевым осинь многи лисовать, однако, иелоглифоф. Вот, помогаем лодной сиколе.

3-й:     Алло! Алло! Бред какой-то… Помехи, ничего не слышно… Мистификация…

4-й:     Чего, чего?

1-й:     Мис-ти-фи-ка-ци-я! слова надо было учить и литературу почитывать.

2-й:     Неужели это ждет нас в будущем?

                        Митя Дивановский и Митя Черменцев, сегодняшние, появляются

                                в рамках экрана.

Митя (смеется):  Нет, ребята, это мы вас дурачили просто-напросто. А вы и поверили. Что-то в машине сломалось, вот я и решил посмешить вас.

2-й      Дулачока!

3-й:     Ладно, давайте попробуем ещё раз. ставь на масимальную отметку.

4-й:     На тридцать лет вперед. поехали!

                                   Снова стрекочет кинопроектор. В «кадр» условного

                                               телевизора-монитора входит персонаж – лысоватый,

                                                седой, с седыми усами (парик театральный

                                                либо самодельный из купальной шапочки). Ребята ахают.

1-й:     Моршан, ты?

Персонаж (берет гусиное перо, пишет, оглашая текст):  «Ещё одно, последнее сказанье, и летопись окончена моя…»

                                   Поднимает голову, смотрит в зал.

Ваня:      Ну, я, а что?

1-й:     А зачем ты в летописца превратился?

Ваня:     А, это… Это у меня роль такая. Мы готовимся к 30-летию со дня окончания школы. Вот и учу (Читает в образе):

                                   Поведаю я вам, друзья, о детстве,

                                   О том, как мы учились кое-как…

                                   Снимает парик, усы и бороду.

Ваня:     Ох, устал я от этих репетиций. Ну, прямо, как в 11-м классе: то «Огонёк», то «Последний звонок», то еще что-нибудь…

2-й:     А какой сейчас год?

Ваня:     2027-й.

                                               Ребята ахают.

3-й:     А почему же ты такой молодой?

Ваня:     Ну, не такой уж и молодой. Просто выгляжу так.

4-й:     И почему?

Ваня:     Через двадцать лет после окончания школы один из наших одноклассников открыл секрет долголетия. И вот мы все такие   молодые.

1-й:     И все живы?

Ваня:     Вот именно. Да и времени прошло всего ничего, чё вы так всполошились-то? Белла Рахмановна сейчас бьется над новым сценарием «Последнего звонка». Елизавета Григорьевна гостей иностранных принимает, красной икрой  угощает их в буфете. Хор к поездке в Японию готовится… Химичка ведёт научный кружок. В стране опять   перестройка. Сплошная химизация и электрификация.

2-й:     А билет в метро сколько стоит?

Ваня: Поживешь с наше, узнаешь.

3-й:     А что за секрет, что за секрет?!

Ваня:     Секрет простой: учиться смолоду как следует, быть добрым и веселым, любить и уметь петь, завирать, никого не обижая… Ну, кое-что он придумал из биохимии, которую тоже надо любить.

4-й:      А подробнее?

Ваня:     Подробнее нельзя, потому что можете ещё помешать.

1-й:     А кто сделал открытие, скажи?

Ваня:     И этого не скажу. Вдруг на него повлияете. Тогда время изменит свой ход и… сами понимаете, в кино не раз видели, что влиять нельзя.

2-й:     А я знаю, это – Плинер!

Ваня:     Плинер – посол в княжестве Лихтенштейн. Не гадайте, всё равно не скажу. Доживёте – узнаете.

3-й:      А как ребята, ребята как? А как я?

Ваня:     Ты во вкус учёбы вошёл, как только школу кончил. Три вуза, семь    специальностей…    А   Ныриков тренер -  сборной по кёрлингу.

Сейчас на мировом чемпионате в Антарктиде. С Васёновым   повидается.

4-й:     А что Антон там делает? За сборную выступает?

Ваня:     Налаживает контакты с инопланетянами. Он под Антарктидой страну НЛО открыл.   Город строит Комсомольск-в-Антарктиде.

1-й:     Как это?

Ваня:     Очень просто. Он изобрёл легчайший непромокаемый и тёплый материал, который буксируют туда по океану и строят из него город.

2-й:     А девчонки?

Ваня:     Рыбакова дирижирует Государственным хором! Суворина с мужем в Австралии в командировке. Корновалова работает в «Лукойле». Настя от газеты «Завтра» улетает на машине времени во вчера, чтобы взять у вас интервью. Встречайте гостью, вот именно!

                        Выпускники встают так, как в первый раз на построении.

 
Электронная почта: chichev_ui@mail.ru Разработка сайта «Бригантина»

© Юрий Чичев 2009