Чичев Юрий Иванович

ФРОНТОВАЯ…

Перед дядей Петей с фронта явилась Нюрка, Клавкина сестра. С пузом! – тут же разнесли соседки. И сразу к ней  приклеили кличку Фронтовая… Ма, а кто такая фронтовая? Подруга, да? Сиди, торчок, ткнула меня пальцем в голову Цыганка, все тебе надо знать, как прокурору. Подруга… И она хмыкнула многозначительно. И все засмеялись. Ты еще при ней  не ляпни.

Нюрка участвовала в застольях, но выпивала по чуть-чуть. Ходила она в раскоряку, в гимнастерке и сапогах с медалями, но главная ее награда, трофей, как трепали злые языки, все больше и больше выпирал из-под военного обмундирования.

 

– Ах ты, Нюрка, фронтовая…–

Бабы блякали,

В твою сторону кивая:

– Были хахали…

Что с войны пришла живая

Да с прибытком –

Будто рана ножевая,

Словно пытка.

А подружки, как старушки,

Стали вдовами,

Похлебать из горькой кружки

Было вдоволь им.

Были ночки у любви

Ох, короткими.

Очи выплаканы их

Похоронками.

Где ж соколики лежат,

В дом не прибыли…

Только Нюрка с горьких жатв

Ходит с прибылью.

Хоть до старости говей –

Кличут тертою.

И прикрыт ее «трофей»

Гимнастеркою…

И шагает,  как  сквозь строй –

Где уж прятаться.

Была Нюрка медсестрой,

Станет матерью…

 

Сколько лет промчалось уж,

Не аукали…

Как живется-то, теть Нюш,

Нынче с внуками?

 

Она родила первой. За ней пришел  Клавкин черед явить на белый свет послевоенного младенца. И вот уже ее старший сын Славка, Минькин ровесник, качает на руках братика, а в комнате дым коромыслом – опять гульба, звенят стаканы… И нам по глоточку давали сладенького.

Малый орет, голодный, надрывается, у Клавки молока нет, в доме шаром покати, одна водка. Бабка пьяненькая нажует мякиша черняшки беззубым ртом, выплюнет в марлю, свернет ее дулей и сунет в рот младенцу. Тот затихнет, всосет хлеб, который всему голова, и уснет. Так и не проснулся он однажды, загибло дите, не увидев, как после войны жизнь образовалась.

И помнится сюжет-картина: идет по переулку процессия – вся компания протрезвевшая, но с похмелья, женщины в черных платках, а впереди театрально приосанившись и сделав скорбное  лицо, вышагивает отец-удалец упокоившегося младенца с гробиком крохотным на белой повязке из простыни через плечо…

Никого эта смерть не потрясла, не остановила. Мне скажут: не типично. Страна поднималась, рекорды, трудовые подвиги, стахановцы, возрождение из руин, стройки, нивы, герои труда… Да. Конечно. И я слагал высокие слова об этом времени, было дело. Но эти нетипичные моменты истины нашей жизни – как  раковые опухоли с метастазами в будущее. Нет ли в них корней наших нынешних бед – и экономических, и духовных? Не только радость победы досталась нам в наследство. Может, и мы творим порой нечто злокачественное, метастизирующее в будущее? Чашу с вином от уст моих отжени, Господи!

 

 

 
Электронная почта: chichev_ui@mail.ru Разработка сайта «Бригантина»

© Юрий Чичев 2009