Чичев Юрий Иванович

Женькина мама

Татьяна Васильевна Колоскова была из хорошей семьи, школу окончила почти отличницей, любила кино, театр и авторскую песню, литературу, особенно книжки про любовь. поступать в институт  не решилась, считая, что лучше иметь такую профессию, которая нужна людям в любое время, при любой, как говаривал ее отец, власти. Поэтому она закончила с отличием колледж, где учат шитью, кулинарному и поварскому делу. И работу нашла быстро в хорошем ресторане.

Друзей и подруг у нее было множество, весёлыми компаниями они ходили на концерты, в театры и кино, правда, не очень часто, искусство стремительно дорожало. Собирались по домам, пели песни собственного сочинения, вели всяческие беседы. Таня тоже освоила гитару, правда семиструнку, у покойного отца научилась, на его гитаре и показывала свои первые авторские опыты, получая порой и похвалу от друзей.
Так она прожила пять лет, осиротев за это время. Однажды друзья уговорили её поехать к морю в пансионат, сказав, что недорогой по нынешним временам, развеешься. Она оформила отпуск, собрала вещички в спортивную сумку, прихватила гитару и села в поезд.
Вернулась она неузнаваемая: похорошела, печаль с неё как рукой сняло, она была весёлой, работящей. «Танька, что с тобой? - удивлялись подруги по работе. – Влюбилась что ли?» Она отшучивалась и бросала на подруг такие взгляды, что проницательный человек мог мы догадаться, что так смотрят на мир только тот, кто живёт ожиданием счастья.
Там, в пансионате, она действительно влюбилась в Мишку Хлебникова, коммерсанта из Подмосковья, как он представился их компании. Татьяна там, у моря, стала звездой пансионата, завоевала   первое   место   на   конкурсе  авторской песни. Все отдыхающие распевали сочинённую ею песню о любви и море:
Набежала первая волна,
А потом пошли они без счета.
Зазвенела первая струна,
И подпела нежно ей девчонка.
   Я не знаю, как сойдется
   Это море с этим солнцем
   И с горами, что таят грозу.
   Увезу из Дивноморска
   Я богов куриных горстку
   И твою прощальную слезу.
Отыщу полярную звезду
В час начала черной южной ночи._
И по ней свой путь к тебе найду,
Пусть она нам счастье напророчит.  
 
А над морем - снова синева.
Не беда - немного поштормило.
В песню я сложу свои слова,
Чтобы ты меня не позабыла.
Я не знаю, как сойдется
Это море с этим солнцем
И с горами, что таят грозу.
Увезу из Дивноморска
Я богов куриных горстку
И твою прощальную слезу.
Кроме счастливого настроения Таня привезла фотографию: под южными деревьями стоит группа отдыхающих; рядом с ней улыбался высокий красавец с модной прической – Михаил Хлебников. Таня поглядывала на фото и ждала звонка от него: возвращались из пансионата в одном поезде, даже в одном купе. Когда прощались на Павелецком вокзале, она оставила Михаилу свой телефон и, пообещав в скором времени увидеться, они расстались.
Время шло, и  к чувствам счастья и радости Татьяну посетила тревога: она поняла, что ждёт ребёнка. А Михаил не звонил и не приезжал. И постепенно чувства счастья испарились, осталась одна тревога и страх за будущую жизнь. Было не до веселья и не до песен.
 Подошёл срок, и родился мальчик, которого она назвала Евгением в память о своём деде-фронтовике, а отчество сыну записала в свидетельстве о рождении Михайлович. И так как в графе «Отец» в свидетельстве о рождении у Женьки стоял прочерк, фамилию он носил материнскую. И наступила для матери-одиночки Татьяны Васильевны Колосковой новая жизнь, полная сложностей и печалей.
Как одна мыкалась в одиночку с новорождённым младенцем – это нужно писать отдельную повесть для взрослых, а мы рассказываем историю Женьки Колоскова для юных  читателей,  которым  еще  не  пришло  время вникать в  такие мыканья матерей, для этого пожить надо, опыта набраться, научиться понимать жизнь.
Что поделаешь, в каждом возрасте есть свои пределы понимания и опыта; будем придерживаться уровня девятилетнего гражданина.
Так вот, когда Женька ещё ходил в старшую группу детского сада на Егерской улице в Сокольниках, он спросил однажды мать:
- Таня, - так Женька привык обращаться к маме, когда они бывали одни, - Таня, спросил он, - А где мой папа?
Татьяна Евгеньевна вздрогнула, хотя давно ожидала такого вопроса от сына.  Потом сняла с туалетного столика фотографию, ткнула в неё пальцем и сказала:
- Вот он, красавѐц, лихой молодѐц. - После этого достала из бара в мебельной стенке бутылку вина, налила в бокал.
Женька впился глазами в фотографию, но не попросил её, а сказал:
- Не надо, мам.
 - Надо, не надо - не твое дело! Будешь ещё мне указывать! На лучше, полюбуйся!
- Женька внимательно разглядывал человека, стоявшего на снимке рядом с матерью.
- А он к-к-то?– спросил, заикаясь.  
- А тебе зачем?- зло спросила мать и в третий раз подлила вина в бокал.
- А мы в саду будем рассказывать про отцов, нам воспитательница Марина Семёновна велела.
- А ты скажи, что у тебя нет отца. Что он был фермером, а потом пропал.
- Куда пропал?
- А никуда. Пропал, да и всё. И не нужен он нам. Пускай сидит в своем Воронцове, небось, уже и женился. И детей нарожал.
- А где это Воронцово?
- Много будешь знать, скоро состаришься. Вот в школу осенью пойдёшь, там всё и узнаешь.
Женька долго разглядывал отца на фотографии, и он ему понравился. Но мать вырвала у него снимок из рук:
- Нечего тут разглядывать, не на кого любоваться. – И вдруг взяла ножницы и разрезала фотографию пополам, отняла от себя Михаила Хлебникова: - Вот, так будет лучше. Раз я мать-одиночка, то и тут нечего ему стоять со мной рядом. Пошли обедать! – И на кухне она выбросила отрезанную часть в помойное ведро.
После обеда, за которым мать «добавила» винца, она отправилась спать, велев Женьке выбросить мусор. Работа домашняя для мальчишки была уже знакома, он даже кашу мог себе сварить, правда, под присмотром Татьяны, она его приучала
К домашним делам, и, конечно, вынести ведро в мусоропровод. Женька вышел на лестничную площадку, но прежде, чем вывалить  содержимое ведра в мусоропровод, достал отрезанный кусок фотографии и сунул его за пазуху, потом выполнил задание матери и тихонько прошёл в свою комнатку, где спрятал фотографию в любимую книжку про Айболита.
Так и жил Женька без отца, с одной матерью Таней, которая всё чаще доставала из бара бутылку, или приводила гостей с этими бутылками, и они «гуляли» на кухне, распивала вино и распевали разные песни, которые Женьке не очень нравились, потому что в них пелось много про тюрьму и вино. Только песни, которые пела Татьяна, он мог слушать спокойно, делая в своей комнатке уроки. Да, он уже учился в школе, фотография с отцом, завернутая в целлофановый пакет, перекочевала из книжки Корнея Чуковского в портфель. У него появился в классе друг Виталька Аксёнов; Женька часто ходил к нему домой делать уроки, Татьяна против этого не возражала, наоборот, Женька развязывал ей руки, у неё было больше времени на посиделки с друзьями.
Её увлечение вином сказалось на работе, Колоскову попросили написать заявление об уходе из ресторана по собственному желании. Она нашла место  в   кафешке,   которую   содержал  нахальный кавказец, денег получать она стала меньше, зато, как говорила, работала теперь рядом с домом, а нагловатый хозяин кафешки стал появляться у них дома, «гулял» вместе с Татьяниными друзьями. А потом стал и ночевать иногда у них.
Женьке всё это жутко не нравилось, но он молчал, терпел, потому что очень любил свою маму и многое ей прощал. И у него родился план: найти отца и привести его в дом, чтобы он навёл порядок. У Витальки был компьютер, подключённый к Интернету. Женька с помощью друга научился обращаться с компьютером, выяснил, что такое Воронцово и где оно находится. И у него созрел план: потратить на поиски отца летние каникулы.
И вот первый шаг был сделан.              

 

 
Электронная почта: chichev_ui@mail.ru Разработка сайта «Бригантина»

© Юрий Чичев 2009