Чичев Юрий Иванович

Ты кто такой?

До  метро Женька добрался без сложностей. По дороге истратил все деньги: купил пару сдобных булочек, сунул их в рюкзак. В метро прошёл легко:  прилепился к какому-то дядьке с чемоданом, положил руку на его угол, и контролёрша  решила, что они вместе.

В вагоне начались проблемы. Какая-то дама с книжкой обратила на него внимание и спросила:

- Молодой человек, а вы с кем едете? Товарищи, чей это ребёнок?
Но Женька не испугался, ответил ей, что он ничей, сам  по  себе (тут  припомнились  слова  из какого-то мультика), и что он едет к отцу в Воронцово.
Но тётка не отставала, начала задавать вопросы: а где это Воронцово, а какой туда ходит автобус и откуда, и как твоя фамилия и так далее.
За Женьку вступился парень молодой:
- Что вы пристали к пацану? Едет о себе и едет, куда едет – он вам ответил, что вам ещё надо?
 Любителей поговорить о воспитании детей и поведении современной молодёжи в вагоне нашлось предостаточно, завязалась бурная дискуссия, про Женьку все забыли, накинулись на парня. Но за этой сварой Женька проехал «Чистые пруды», свою пересадочную станцию. Он выскользнул из вагона на «Лубянке» под шумок дискуссии, и, когда поезд уже тронулся, кто-то спросил: «А где пацан-то?». Сторонники парня засмеялись, кто-то крикнул: «А был ли мальчик?!», дама конфузливо уткнулась в книгу. Евгений шмыганул на встречную линию, чтобы вернуться на «Чистые», и уже занёс ногу на порог вагона, как вдруг цепкая смуглая рука схватила его  под локоть и выдернула из вагона. Двери                  захлопнулись и поезд умчался без Женьки.
- Вы чего? – заорал Колосков и только после крика разглядел свою похитительницу. Перед ним стояла цыганка с большой сумкой на согнутой в локте левой руке.
 - Ты откуда такой красавец? Дай на счастье погадаю. Позолоти ручку. – и злым голосом добавила: - Деньги есть?
- Вы чё ко мне пристали? Я  сейчас полицию позову!
- Зови. И тебя спросят, откуда ты и куда, и зачем. И мешок твой прошмонают, и последние гроши отберут, и… - и пока она всё это тараторила, она тащила Женьку в угол платформы, в зону последнего вагона, где стояло ещё несколько цыганок с детьми. Они окружили Женьку плотным кольцом, так что со стороны его никому не было видно.
Но Женька ещё не испугался. И когда цыганка потянула с него рюкзачок, он вцепился в лямку и закричал:
- Не трогай, это моё!
- Тихо ты! – прикрикнула она и припугнула: - Ментов накличешь, всех загребут и не только всё отнимут но и в каталажку посадят. Цыц!
Вот теперь   Женьке   стало  не  по  себе.  Но рюкзак он не отдал, так и стоял, вцепившись в него обеими руками. Цыганка отпустила руку, сказала:
- Ладно, в хавере разберёмся*.       А сейчас скажи, откуда ты?
- Ниоткуда, - Женька упёрся, - пустите меня, вы от папы получите, пустите!
- Папочка, папуля! Спаси меня! – заплясали вокруг Женьки цыганята.
- Ты почему без матери шляешься по городу? – грубо спросила одна из женщин.
- Потому что она на работе.
- А ты из дому убежал?
- Нет! – вот тут Женька испугался, что его тайна будет разгадана. – У меня каникулы, и я поехал к папе в гости.
- Он что, с вами не живёт?
- Нет, он это, там… в общем. Мы… - Евгений запнулся, чувствуя, что заврался.
- А деньги у тебя на дорогу есть?
- Нет.
- Что ж, мать не дала?
- А я и не просил, я сам…
- Что сам? Заработать решил сам?
- Да. – Женька выдохся, не знал, что говорить дальше. Но тётка, которая его выволокла из вагона, договорила за него:
- Вот поработаешь с нами,  дадим тебе  денег на дорогу, успеешь, доберёшься до своего папочки.
Если бы Женька знал, когда и как он доберётся до отца, он бы вырвался и убежал домой. Но он не вырвался, он, как говорится, подчинился судьбе.      
- Тебя как зовут?
- Женя, Евгений Михайлович Колосков.
- Ну, так вот что, Колосок, так будем тебя звать, день кончается, нам пора заканчивать работу, поедешь  с  нами.  Дома  разберёмся  с  тобой  и подготовим тебя к работе. И не думай рвануть от нас. – Она достала из сумки кусок верёвки, привязала её к Женькиной руке, другим концом обмотала два раза свою ладонь, сказала: - Рядом шагай! – и все двинулись к эскалатору и поехали вверх, наружу.
Они вышли к «Детскому миру», за ним подошли к белому грязному «Соболю», машина такая есть, забрались в нее, расселись все на полу, единственный стул в салоне заняла Главная, как понял пленник Женька, тётка. Она коротко сказала водителю: «Домой» и машина тронулась.

 ------------------------------------------------------------------------

* Хавера – хата, квартира (жаргон)

 
Электронная почта: chichev_ui@mail.ru Разработка сайта «Бригантина»

© Юрий Чичев 2009