Чичев Юрий Иванович

От вранья до вранья

До станции метро «Тёплый стан» Женька доехал без помех; никто к нему в дороге не пристал, никто ни о чём не спросил: все торопились на дачи, некогда было обращать внимания на посторонних, своих бы не растерять детишек, да вещи держать, чтоб не падали, когда поезд тормозит. В общем, прибыл он на станцию, а там два выхода: куда идти? Стал он пассажиров, спешащих по платформе чуть ли не бегом, расспрашивать, но пока рот разинешь, слова произнесёшь, а он уже вон где, по ступеням поднимается.

Тогда Женька подошел к мужчине, стоящему на платформе в ожидании поезда.
- Дядь, куда мне идти, чтобы в Воронцово ехать? – только и успел спросить, как подлетел поезд. Дядька наморщил лоб, соображая, что ответить, но двери зашипели, открываясь, дядька махнул рукой – некогда, мол – и шагнул в вагон. Двери за ним закрылись, он повернулся лицом к стеклу,  развел руки - извини, мол, пацан – и уехал.
И Женька понял, что надо все делать самому, и решил попытаться найти дорогу к автобусным остановкам.
Он поднялся по лестнице, очутился в длинном подземном коридоре и пошел по нему навстречу спешащим в метро пассажирам. Справа вдоль стены перехода стояли палатки, торгующие всякой всячиной: и пирожками, и очками, и чулками с носками, газетами и книжками, сувенирами и прочим мелким товаром. В левой стене были выходы в город, висели указатели, к каким автобусам где нужно выходить наверх.
Но какой автобус идёт в Воронцово или проходит мимо него, наш путешественник не знал, а на указателях этого не было написано, только номера автобусов. И он пошёл наугад. Поднялся наверх, огляделся. Увидел людей, стоящих в очереди перед указателем остановки, потом заметил другие очереди к разным автобусам. Стал читать на указателях. Ага, вот оно, Воронцово, автобус номер 908. Женька встал в очередь. Подошла тётенька с сумкой на колёсиках, спросила его:
- Вы на Воронцово?
Женька удивился: он стоит в очереди на автобус номер 908, отправляющийся в Воронцово, на указателе чётко написано, а она всё равно спрашивает. Странно, но Женька ответил:
- Конечно, а куда же ещё-то.
Ждать пришлось долго. Захотелось есть и пописать. Но тут подошел автобус. Очередь тут же превратилась  в кучу,  которая   вся   сразу  хотела влезть в автобус. Женьку выпихнули из очереди, он сунулся в неё снова и запищал:
- Я тут стоял!
Кто-то засмеялся в ответ и крикнул уже в дверях автобуса:
- Тут все стояли! Хочешь уехать – борись за своё место!
Женька наклонил вперёд голову и нырнул в толпу, как щепка в волну и она, это толпа-волна внесла его в салон. Женька чуть было не упал, но кто-то подхватил его под руку и толкнул в угол задней площадки. Двери хлопнули, закрываясь, мотор взревел и автобус тронулся. Поехали!
Ехать душно, народищу полно, через переднюю дверь на следующей остановке в автобус, пыхтя, влезла толстая тётка-кондуктор и закричала:
- Граждане пассажиры, приготовьте деньги за проезд.
Колосков похолодел и тут же пожалел, что наврал Вере Ивановне Кирилловой про деньги. Нет их у него, нечем оплатить проезд. Вдруг пришла спасительная мысль, что он может сойти за дошкольника и ехать бесплатно. «А где родители?» - начнут приставать. Надо что-то придумать. Опять наврать? Или опять давить на жалость, сказать про мать? Нет, про маму больше никому, никогда. Он уже  жалел,  что  сочинил ей  такое  плохое  письмо, потому что несмотря ни на что, он любил свою маму, а теперь он любил её ещё сильней, и как же ему сейчас хотелось обнять её и спрятать свою голову, уткнувшись в её домашний халат. А как ещё спастись, как? Думай, Колосок, думай! Ему вспомнилось его цыганское прозвище, кликуха, как объяснил всезнающий Ромка, и Женька принялся судорожно соображать, придумывать очередное враньё, то есть, простите, версию оправдательную во имя своего спасения.
Кондуктор добралась до задней площадки перед Сосняками. Она собрала со всех дорожную дань и только теперь обратила внимание на маленького пассажира с рюкзачком за плечами.
- Чей малóй? – спросила она пассажиров и, не услышав вразумительного ответа, обратилась к нему:
- Ты, малой, с кем?                                                   
Женьке вспомнился мультик про Простоквашино и он ответил:
- Ни с кем. Я сам по себе. – Он ничего так и не придумал и решил, что пусть будет, как будет, как получится. То есть решился отдаться на волю судьбы или случая. Но вот он случай и наступил.
- Как это сам по себе? Ты должен быть с родителями.
- А у меня их нет.
- Как это нет? Детдомовский что ли?
- Нет, я же говорю: я сам по себе.
- А мать где?
- Дома осталась.
- Тьфу ты, то нет, то дома осталась. А ты, значит, едешь, один. И куда же ты едешь?
- К папе. Он в Воронцове работает.
- А денег тебе мать на дорогу не дала?
- Зачем?
- Как зачем? – Возмутилась кондуктор. – За проезд надо платить!
- А я ещё дошкольник.
- Не ври. Вон как разговариваешь, как взрослый, небось в классе третьем учишься.
- Во втором, - обиделся Женька и проговорился, кто его за язык тянул, правдолюба?
- Ага! Вот ты и признался! Значит, ты заяц? А ну давай, или плати или выметайся!
Тут вмешалась публика, слушавшая разговор тётки с мальцом:
- Связался чёрт с младенцем!
- Оставьте вы его в покое!
- Пускай себе едет!
- Он грубиян! – закричала тетка с сумкой на колёсиках. Он еще до посадки мне в очереди надерзил!
- Он что, место у вас занимает?
- Ага, -   заорала   кондуктор, ездют бесплатно     до   Москвы,    потом    по     метро    накатаются, нагуляются и домой, давай им бесплатный транспорт. Ишь, привыкли на дармовщину, фулиганьё!
- «Сосняки» - объявил мужской голос по салонному радио. Автобус остановился, двери открылись.
- Брысь отседова! Расплодилось, цыганьё!– Тётка подтолкнула Женьку к выходу, и он вылетел на обочину, не успев толком сообразить, что к чему.

 

 

 
Электронная почта: chichev_ui@mail.ru Разработка сайта «Бригантина»

© Юрий Чичев 2009