Чичев Юрий Иванович

Ночь размышлений

На дворе уже стояли сумерки, солнечные лучи стригли верхушки деревьев и в щели сарая никак не попадали. Здесь стоял полумрак. Почти весь сарай был забит арбузами. Женька обошёл кучу, похлопал по некоторым ладошкой, обследовал стены и пол: нет ли щели, через которую можно выбраться наружу – увы, спасительной лазейки не нашлось.                                                                                                                                                  

Тогда он перенёс телогрейки к стене. Одну свернул валиком – подушкой под голову, на другую улёгся, ноги прикрыл «одеялом», или тем, что его заменяло, и стал думать думу свою: что же с ним произошло и почему…
Человек, когда начинает разбираться в ситуациях, в которые, как он считал, его загнала жизнь, в первую очередь ищет виноватых: из-за кого  или  из-за  чего  он  попал  в  ту  или  иную историю. Дети тем более размышляют именно так, потому что они еще не умеют разбираться в своих делах, или, как бы сказала учительница Вера Ивановна Кириллова, не научились анализировать собственные поступки.
Женька винил Михаила Хлебникова, которого Таня назвала Женькиным отцом, за то, что не нашёл её, или не захотел, а может и поленился. Винил мать за то, что не решилась искать отца её ребёнка, испугалась, наверное, чего-то, или очень гордая была. А теперь вот сиди и звякай рюмками да песни пой с горя вместо того, чтобы… А что чтобы, Женька не мог придумать, мысль его слабая застревала на это месте. Винил он цыганку, которая выхватила его за руку из вагона метро; вот если бы она его не выхватила, я бы давно бы уже был… А где бы ты был, думал Женька, вот и лежишь теперь запертым в сарае. А я, может, был бы уже у Михаила Хлебникова, если бы не толстая тётка кондуктор, которая выпихнула его из автобуса. Вот она и виновата, что я налетел на эти арбузы. И виноват черный Ляй-Ляй-не-нужьно, который запер меня в сарае.
Ну хорошо, теперь ты лежишь запертым в сарае рядом с арбузами. Ешь – не хочу. И что дальше?
И так и эдак переворачивал Женька события дней минувших, ни к чему так и не пришёл. От дум голова заболела под утро  и веки стали слипаться, наваливалась дрёма – и от усталости, и от дум тяжких. И он не заметил, как уснул. И снился ему огромный ангар с арбузами, а перед ним стоял стол, за которым сидел Михаил Хлебников. А на столе стоял арбуз и табличка с надписью: «Фермер Ляй-ляй».
А пока наш герой спит, скажем, что всегда, когда разбираешься в своих бедах, ищешь виноватого, нужно начинать с себя. Так-то вот, Евгений Михайлович! Но Евгений Михайлович этого ещё не знал и Вера Ивановна Кириллова ему об этом не говорила.

 

 
Электронная почта: chichev_ui@mail.ru Разработка сайта «Бригантина»

© Юрий Чичев 2009