Чичев Юрий Иванович

Глава печали

Утром Маруся разбудила рано. Он умылся, даже зубы почистить нашлось чем, поел вкусно, не забыл сказать спасибо. И всё думал: «За что это всё мне?»

Маруся вывела его в сад, подвела к кусту:
- Вот, поклюй смородинки.
Потом попросила подождать её немного и ушла в дом. Скоро вернулась с сумкой,  нарезала цветов, целый букет, налила воды в пятилитровую пластиковую бутыль – на половину, дала её Женьке:
- Донесёшь?
- Запросто, легче, чем арбуз, тут и воды-то всего ничего.
- Ну и ладно, пошли. – И она взяла Евгения за руку.
- А далеко?
- На кладбище.
Евгений Колосков еще не знал, что это за  место. Не приходилось пока посещать печальные места. Таня ездила к могилам родных без него, пока он бывал в детском саду и школе. Ну, а среди одноклассников разговоры никогда не велись об этом,  или  ему  не приходилось  в  них участвовать.
Он понимал только так: кладбище – это что-то связанное со смертью, хотя что такое смерть, он еще не ведал. И больше ничего. И поэтому он боязливо поёжился. Маруся не оставила его реакцию без внимания и сказала с улыбкой:
- Не надо бояться, Женя, там тебя никто не съест.
- Да я и не это… - только и пробормотал он в ответ.
Шагали они по улицам долго вглубь посёлка, пока  не  вышли  на  его  окраину  и  двинулись  по неширокой асфальтированной дороге, ведущей, как показалось Женьке, к берёзовой роще, издалека казавшейся окруженной низкой оградой. По дороге их обогнал автобус с надписью «Ритуал». Это и было местное кладбище, и вскоре уже Маруся вела  Женьку между могил, он косился на них, на гранитные доски с портретами и фамилиями, пытаясь и не успевая на ходу прочитать их.
- А это что, тёть Марусь? Мы где?– только и спросил, ошарашенный всем увиденным мальчишка.
- На кладбище мы, что ты дрожишь? Это вот могилы, памятники…
- Кому?
- Тем, кто похоронен в них.
- В чём в них?
- В могилах. Когда человек умирает…
- Как это «умирает», - не понял Женька.                                    
- Ну, когда жить перестаёт, жизнь его кончается, тогда его кладут в гроб и отвозят на кладбище.
-Зачем? – опять последовал вопрос.
- Чтобы зарыть в землю, в могилу.
- А зачем? – опять последовал вопрос.
- А где ж им быть? Их жительство после смерти в земле, больше негде. А то в крематории сожгут и опять же  урну с пеплом в землю зароют.
От такой информации Женьку передёрнуло и он замолчал.
Они вышли в кладбищенской проезд, в котором стоял обогнавший их автобус. Гроб с покойным вынесли и поставили на табуретки возле вырытой могилы,  стояли люди с цветами, вокруг гроба ходил батюшка с кадилом.
- Вот, смотри, прощаются с покойным, батюшка поёт упокойные молитвы, отпевание называется. Ты крещёный?
- Таня говорила, что да.
- А что ж на тебе креста нет?
- Она сказала, что даст, когда подрасту. А то так потеряю где-нибудь.
Они уже поравнялись с местом, где отпевали покойного. Все стояли  с зажженными свечками.
- Вон, смотри, бабулька в гробу лежит в платочке,   покойная,  царствие   ей   небесное.  –   И
Маруся перекрестилась. – И ты перекрестись, - шепнула она Женьке. – Да правой, правой рукой.
Они остановились, Женька переложил бутыль в левую руку и кое-как помахал правой перед  собой  и  тут  он  увидел  покойницу  в белом в горошек платочке и замер от страха,      приковался взглядом к её лицу, испугался заостренного носа старушки и впалого беззубого рта и острого подбородка. «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный, помилуй нас…» трижды пропел тоненьким тенорком бородатенький священник, пока Маруся дёргала Женьку за руку, пытаясь сдвинуть его с места. Наконец, она   оттащила его от прощающихся и они пошли дальше и вскоре свернули на узкую тропинку между могил.
- Ну, вот и пришли. – Тихо сказала Маруся. Остановилась у оградки, развязала тесёмочку у петелек на калитке, открыла её, вошла за оградку, поклонилась камню-памятнику, стоящему на небольшой могилке. – Здравствуй, Санечка, здравствуй сыночек.
Женька стоял позади Маруси, держал за спиной бутыль с водой двумя руками и не знал, что делать. Слишком многое он сейчас увидел и пережил и никак не мог прийти в себя. Постоял-постоял, осторожно выглянул из-за спины Маруси и уперся взглядом в портрет на черном камне, точно такой же, какой увидел у неё дома на комоде.                                    
Под портретом на камне Женька прочитал: «Александр Матвеевич Волжанов. Род. 3-Х- 1994, трагически погиб 15- VII – 2002. Прости, сынок, что не уберегла тебя».
- Вот, Женя, здесь покоится мой сын Саня. Как ни учила я его переходить дорогу, как ни увещевала, всё пошло не впрок. Побежал через шоссе на ту сторону, за мороженым вот и… вся жизнь. А если бы… нынче бы в армию проводила…- Она вытерла глаза платком. - Слушайся мать и отца, никогда ничего не делай им наперекор, никогда… - И уже спокойным голосом попросила: - Ну, давай воду.
У камня в обрезанной пятилитровой бутыли стояли засохшие цветы. Маруся вынула их, вылила позеленевшую протухшую воду, налила принесённой воды, поставила свежие цветы, расправила их, присела на лавочку. Потом достала из сумки вино и бутылку сладкой газировки, два стакана, пакет с бутербродами. Расставила и разложила все на крошечном столике. Налила себе вина в стакан.
- Не надо, тёть Марусь. – попросил Женька, вспомнив, как это делала мама Таня.
- Ничего, Женёк, надо, я чуть-чуть. Завтра на работу.  А  тебе, - и   она   нацедила   ему стакан «Буратино», - на-ка вот сладенькой; и поешь, проголодался, небось. – И она подвинулась на лавочке, уступив ему местечко.                                          
Они выпили, поели, посидели молча. Ни о чём спрашивать Марусю Женьке уже не хотелось. Он был смышлёным человеком и понял за сегодня очень многое, чего, может быть, не понимают порой и взрослые люди за годы.
Посидели-посидели молча, Маруся вздохнула:
О-хо-хо! Вечной жизни нету, Женюшка. Все рано или поздно в землю лечь должны. Лишь один Господь наш Иисус Христос может нас воскресить, дать нам жизнь вечную. Но этого надо заслужить.
- А как?
- Жизнью праведной, безгрешной и верой в Господа. Да… - Она вздохнула опять. Ну, ладно, пора домой.
И они отправились в обратный путь.

 

 
Электронная почта: chichev_ui@mail.ru Разработка сайта «Бригантина»

© Юрий Чичев 2009