Чичев Юрий Иванович

Кашевар

В контейнере в углу были свалены какие-то пакеты и банки. Колосков увидел коробку геркулеса  «Экстра-М»,  пакет  молока,  пачку  соли, пустую кастрюлю, сковородку, ложки.

- Могу кашу сварить молочную, - сказал он важно.
- Так чё ты стоишь, давай, вари!
- А где воду взять?
- Да вон она течёт. Пузырь, воды! –Приказал Бучок и стал подбрасывать в костер топлива.
- Плиты-то нет, кастрюлю ставить не на что.
Пузырь принёс воды из речки, Бучок приказал им поискать внизу кирпичи и камни. Пока они искали, Женька спросил ровесника, почему его так зовут.
- Потому что моя фамилия Пузырьков, вот и дразнят, а я разве виноват? А Бучок издевается всё время и дерётся, и домой не отпускает.
- А сам где живет?
- У матери. Отец в тюрьме, бандит, и сын бандитом растёт, а мать у него пьёт..
- Что пьёт? – не поняв, переспросил Женька.
- Чего-чего, не знаешь что ли. Водку. У тебя мать разве не пьёт, если ты бомж.
Женька похолодел, ему стало так горько, хоть вой, но он сказал твёрдо:
- Нет, моя не пьёт. Она несчастная и не может меня воспитывать, потому я и убежал.
Они нашли и притащили четыре кирпича, обложили костерок так, что можно было поставить кастрюлю и Женька начал колдовать, вспоминая, как Таня варила кашу.
Отлил из кастрюли воды, добавил молока из пакета, посолил, ложкой попробовал: как посолено? Нормально. Стал ждать, когда начнёт закипать в кастрюле, и когда молочная плёнка полезла вверх, сыпанул туда из пакета геркулеса и начал ложкой размешивать кашу. А она готова почти сразу, но он все мешал и мешал, а крупы пересыпал, поварёнок неопытный и полезла каши как в сказке из горшка на угли, и завоняло на всю округу горелым.
- Ты чего, повар фиговый, каша горит! – заорал Бучок.
- Нормаль. Тряпку дай или сам снимай кастрюлю с огня. Бучок сбегал в «офис», притащил какую-то тряпку и кинул её Женьке на руки. Он  кое-как стянул кастрюлю с костра на траву.
- Давайте тарелки, будем есть, каша готова, - сказал повар Бомженька. – Бучок сунул в кашу ложку, зачерпнул полную, стал дуть на неё, потом попробовал. Солёная, противно – не сладкая. И пригорела.
- А сахар есть?
- У нас всё есть, -буркнул Бучок. – И снова нырнул в офис и притащил пакет с рафинадом.
Женька бросил в кастрюлю несколько кусков и стал мешать кашу ложкой.
- Ещё добавь, - приказал Бучок. – Женька сыпанул     ещё    и    продолжал     мешать.    Потом попробовал:  сладкая до жути. Но пацанам много сласти не бывает. Они лопали кашу из кастрюли ложками, обжигая губы и постанывая от удовольствия.
Пригорелую кашу доскребал Пузырь. Все захотели пить.
- А есть ещё кастрюля? – спросил Женька.
- Пузырь, притарань, - приказал учредитель автомоечной фирмы.
Женька сходил за водой с новой кастрюлей, он знал, что сырую воду, тем более из рек, пить опасно. И поставил кастрюлю на костер.
- Ты чё, Бомженька, так попьем.
- Ага, - сказал Колосков, откуда слова взялись. - А потом понос. В Больницу захотел? Чай будем готовить, эх,  заваривать нечего.
- Есть! – пискнул Пузырь и притащил из офиса пачку какао.
- Где вы этого всего набрали? – удивился Бомженька.
- Там, где плохо лежит. И за помывку машин иногда кое-что дают.
Молока, какао и сахара Женька добавил в кипяток прямо в кастрюлю, и напились члены кампании от души. Потом Женька пошёл с Пузырём   мыть   посуду   на   речку,   чтобы утром можно было приготовить завтрак. Там он узнал, что Пузыря зовут Сашкой, а Бучка Володькой.
Потом они посидели у костерка, похлопали комаров и отправились спать в «офис».

 

 
Электронная почта: chichev_ui@mail.ru Разработка сайта «Бригантина»

© Юрий Чичев 2009