Чичев Юрий Иванович

К фермеру за огурцами

- Вика! – позвала бабушка Галя, - ты не забыла, что мы сегодня идём за огурчиками?

- Нет! – отозвалась внучка с дальнего конца участка, она устроила для гостя экскурсию и собиралась вывести его за калитку, показать речку.
- Нам пора, не то фермер закроет торговлю на обед!
Услышав про фермера, Женька насторожился и замер, начал быстро соображать, не реагируя на Викины слова. А она дёргала его за рукав и твердила:
- Саша, Саша, Бомженька! – последнее имя она крикнула ему в ухо.
- А? Чего?- очнулся Колосков.
- Не чего, а что. Пойдёшь с нами к фермеру, а то, бабушка говорит, тебя не с кем оставить, а одного нельзя. Вдруг убежишь.
- К фермеру? Конечно, я хочу пойти, возьмите меня с собой, пожалуйста! – радостно почти закричал Колосков.
- Нечего кричать, пошли. Вика, возьми велосипед, я всё одна не донесу.
- Мы с Сашкой поможем! Тяжелое приходилось носить? – Тут же спросила она у Женьки-Сашки.
- Арбузы, вот такие здоровенные, - и он показал руками, какие были арбузы.
И они  под руководством бабушки Гали отправились к фермеру. По дороге Колосков, возбуждённый возможной встречей с отцом, нервно спросил, далеко ли им идти. Вика ответила, что рядом, за соседними участками. В конце деревни налево.
Нервное возбуждение нарастало. Женька шёл, как на пружинах, так ему казалось, что ноги сами подпрыгивают. Он ничего вокруг себя не видел и не слышал, не отвечал на Викины вопросы, которые рождались у неё каждую минуту. Он шёл молча. Вика обиделась на него и тоже замолчала к удивлению бабушки Гали.
- Ты что притихла, стрекоза? – спросила она внучку.
- Да ну его, - только и сказала Вика.
Они шли недолго и вскоре оказались около огромного металлического ангара из гофрированного стального листа. Ворота его были распахнуты. Они вошли внутрь полупустого овощехранилища. В нескольких шагах от входа стоял стол с образцами фермерской продукции, рядом – напольные весы.
Из глубины к ним шагнул человек – достаточно молодой мужчина. Женька впился в его лицо глазами. Бабушка стала приценяться, что почём. Вика что-то щебетала…
Женька набрался смелости и пересохшими губами спросил мужчину:
- Скажите, пожалуйста,  ваша фамилия, не Хле...– Но мужчина не дал ему договорить.
- Ты что, пацан, из полиции что ли? - Но увидев Женькины просящие глаза и взмокший лоб, сказал:
- Бутягин моя фамилия, а что?
- Напряжение у Женьки упало, как мешок свалился с плеч, он глубоко вздохнул и ответил уже спокойно:
- Просто у моей мамы был знакомый… - он замялся и добавил: - И вы тоже фермер?
- Нет, пацан, я тут не хозяин, а только продавец, наёмный рабочий.
- А кто хозяин?
- Ерошенко Эдуард Михайлович.
Они проговорили это всё быстро, быстрее, чем вы прочитали их разговор. Так  быстро, что Викина бабушка даже не услышала толком, о чём они беседовали, а Вика ушла в глубину хранилища и разглядывала сложенную у его стен овощеводческую продукцию. Тут были контейнеры с огурцами, морковью, кабачками, цветной капустой, помидорами и сетчатые мешки с молодым картофелем.
Пока бабушке Гале взвешивали покупки, и она расплачивалась с продавцом, Колосков успокоился вовсе и пришёл в себя. Бабушка  разложила овощи и картошку по целлофановым пакетам, один, с картошкой, погрузили на багажник велосипеда, два она связала и перекинула через руль и поручила Вике вести руками это гружёное транспортное средство. Сашке-Женьке достались два нетяжёлых пакета с кабачками и цветной капустой, два бабушка взяла в свои руки – с более нежной продукцией – огурчиками и помидорчиками, и они тронулись в обратный путь, поблагодарив продавца за хорошую продукцию. А он их напутствовал благодарностью за покупку и сказал: «Приходите ещё!»

 

 
Электронная почта: chichev_ui@mail.ru Разработка сайта «Бригантина»

© Юрий Чичев 2009