Чичев Юрий Иванович

Откровения у реки

Он увёл Женьку на мостки, они присели и стали молча смотреть на воду.

- Ну, расскажи мне о себе, Женя, - тихо и ласково попросил Викин дедушка. – Мне как писателю твой рассказ будет интересен. Может, я повесть напишу о твоих приключениях.
- О каких приключениях?
- Ну, обо всём, что с тобой случилось-приключилось после того, как ты сбежал из дома.
- А откуда вы...
- Знаю, знаю. Если мальчишка бродяжничает по свету, значит, он сбежал из дома или круглый сирота. У тебя родители умерли?

 

- Нет, что вы, - испуганно ответил Женька.
- Вот и хорошо, значит они живы и ты не сирота. Значит, ты сбежал из дому. Или, может быть, ты потерялся во время налёта фашистских самолётов?
- Каких фаш… Вы что?
- Видишь ли, сынок, за время войны, которую я помню: мне было три с половиной года, когда она началась, появилось много сирот, бездомных детишек, которых не сразу удалось собрать по детским домам…
- Почему?
- Их трудно было найти, они скрывались, не хотели идти в детдом, они привыкли жить в родном доме. Для человека, особенно для ребёнка, родной дом – самое главное; стоит отлучиться ненадолго, сразу тоска заедает, то есть, болезнь, ностальгия называется. Ты вот по дому тоскуешь?
- Да, только…
- Что «только»?
- А если дома плохо?
- Надо стремиться, чтобы стало хорошо.
- А если… Я не знаю, как сказать!
- Если улучшение жизни в доме от тебя не зависит?
- Да.
- Надо так сделать, чтобы от тебя зависело.
- Вот я так и сделал, ушёл…
- Зачем?
- Искать папку, - Женька поморщился, пытаясь избавиться от набегавших слёз.
Георгий Иванович обнял его за плечи.
- Если тебе тяжело об этом говорить, не надо, не рассказывай, в другой раз как-нибудь. Вот вернусь я во вторник…
«Вернётся он во вторник и отвезёт меня в Воронцово. Или в милицию? Куда? Всё уж равно, я теперь точно знаю, что папка жив и знаю, где живёт. Пусть меня везут, куда хотят».
- Да нет, - сказал Женька, я буду рассказывать.
И он поведал писателю всё, о чём вы уже прочитали до этой страницы.
Долго они сидели над рекой, в которой в лучах заходящего солнца выпрыгивали щуки и окуни, охотившиеся за рыбной мелочью.
Георгий Иванович ни разу не перебил Женьку вопросом, молча выслушал его долгий рассказ, потом вздохнул глубоко и тяжело и попросил:
-Принеси-ка, брат, мне гитару из моего кабинета, где ты спал. Видел её?
Женька кивнул головой в ответ и помчался в дом за инструментом. Когда он пронёсся с гитарой мимо сидящих   на   терраске   домочадцев,   Ваня бросил реплику ему вслед:
- О, Юра не может без своих концертов на публику. Сейчас всех соседей соберёт.
- А ты не завидуй, пойди да спой с ним вместе, он об этом мечтает с тех пор, как ты родился. Помню, как ты маленьким с ним заливался…
- А я пойду, послушаю, - сказала Вика и застучала босоножками по ступенькам.
Они сидели рядом с дедом, и над рекой полилась тихая песня:
Как хорошо у нас на речке!
Такие знаю я местечки,
Где на прозрачной глубине
Хвостом помашет рыбка мне.
 
Как хорошо у речки этой!
Вот щука ринулась ракетой
На простофилю пескаря,
Считай, что жизнь он прожил зря.
 
Как хорошо у речки нашей!
Я прикормлю перловой кашей
Золотобокого линя,
Но он сорвётся у меня.
 
Как хорошо у нашей речки!
Какие подобрать словечки,
 
Чтоб описать восторг душ?
Хоть брось перо и не пиши.
 
Как хорошо у речки Вочи!
Она мне песню набормочет,
А я друзьям её спою,
Спою, как будто бы свою.
 
Все замерло вокруг, а по реке лилась песня дедушки Юры, которой внимала вся округа…
- Дед, спой еще! – строго потребовала Вика, - ну, пожалуйста, - и в её голосе послышались капризные нотки, удивившие Женьку: «Разве можно так разговаривать со взрослым человеком, даже если он твой дедушка?»
- Нет, ребятки, простите, в другой раз – обязательно, мы устроим праздник песни для мальчишек и девчонок здесь, на лужайке, согласны?- Вика захлопали в ладоши. - А вы мне поможете публику собрать. И будет у нас праздник. Только ему надо название весёлое придумать. А мне сейчас надо немножко поработать. - Он торопился записать вчерне Женькину исповедь, план набросать хотя бы, чтобы не забыть его приключения.
- А можно я спою? Дайте мне гитару, пожалуйста.
- Это семиструнка. Подойдет?
- Да, я на такой учился.- Женька поставил на колени  гитару,  тронул  струны,  и  над рекой опять поплыла песня, зазвенел печальный мальчишеский голос про позднюю осень и несжатую полоску.
Мир замер вокруг, бабушка Галя на терраске поднесла к глазам платок. У писателя навернулись на глаза слёзы:
- Женька, золотой ты мой, это же песня моей мамы! – воскликнул, давя в горле комок, Георгий Иванович.
- И моей тоже, - ответил Женька, закончив песню.
- Эй, артисты, идите чай пить с тортом! – позвала с крыльца бабушка. И они пошли пить чай с тортом.

 

 

 
Электронная почта: chichev_ui@mail.ru Разработка сайта «Бригантина»

© Юрий Чичев 2009