Чичев Юрий Иванович

Школа коммунизма

А утром Женьку Колоскова встречал на    пороге своего летнего    дома      садовод    Фёдор Семёнович Круглов, тоже ветеран, почти ровесник Бочаровой. Высокий и крепкий старик смотрел на Колоскова сверху, как Гулливер на лилипута. Женька под его пронзительным взглядом сжал плечи так, что его рюкзачок чуть было не сполз на землю.

- Ну что ж, проходи в дом, мóлодец, будь гостем, - проскрипел старик каким-то кощеевским голосом и Бочаровой: - Спасибо, Раиса Викторовна, идите домой, не волнуйтесь, все будет, как положено. - И, не дожидаясь, когда Бочарова выйдет за калитку, шагнул в дом вслед за Женькой.
В настоящее время старик Круглов жил один: жена  лежала в больнице, а сыновья   навещали его по выходным, так что он проводил свои дни бобылём, не желая ехать в город, быть около супруги. А кто будет смотреть за садом и огородом? Там врачи, я лучше их ей (жене, то есть) помочь не смогу. Потом летом тут много всякой шпаны шныряет, гастарбайтеры таджикские и прочие валандаются, надо охранять. Старый охотник, он всегда держал заряженной свою старую двустволку.
В неё-то и уперся взглядом Женька, как только вошёл в комнату, куда его привёл старик. Хозяин сел за письменный стол (опытный когда-то журналист всё грозился написать книгу - истинную правду, как он утверждал, о развале Советского Союза. Но был написан только титульный лист, на котором опытный мастер газетного пера запутался в заголовке. Стояло только одно слово «Правда…»). Сел и стал похлопывать большой ладонью по столу, поглядывая на гостя. Хлопал и молчал, хлопал и молчал. А гость переводил взгляд то на ружье, то на хозяина.
- Ну, - наконец, вымолвил Круглов, - что скажете, молодой человек?
- А чё, ой, что надо говорить? – с опаской спросил Женька.
- Всё. Всю правду.
У Колоскова заныло в животе пониже пупка: «Опять! Буду молчать! Я НЕ ЗНАЮ НИКАКОЙ ПРАВДЫ!» - ХОТЕЛОСЬ ЕМУ КРИКНУТЬ НА ВЕСЬ МИР, ЧТОБЫ ОТ НЕГО ОТСТАЛИ РАЗ И НАВСЕГДА ВСЕ – И СО ЗЛЫМИ НАМЕРЕНИЯМИ, И С ДОБРЫМИ. - Но он промолчал.
- Вы из какой организации присланы сюда?
- Не из какой, я сам по себе, я уже это всем говорил.
- Из какой страны? – лукаво улыбнулся дед.
Женька поёжился и подумал, как бы ему отсюда исчезнуть.
- Из России, откуда ж ещё.
- Вот, это отправная точка нашего разговора. Вы знаете, молодой человек, откуда явилась в мир современная Россия?
- Нет, мы еще этого в школе не проходили.
 - И не пройдёте никогда, вас обманут и ничего не объяснят, а я могу объяснить и всё рассказать. Вот я напишу свою книгу, - он хлопнул ладонью по титульному листу, - и вы все будете по ней учиться и захотите вернуться в Советский Союз. Но и там мы никому, никогда не позволим построить коммунизм в отдельно взятом  колхозе, об колено будем ломать, об колено. - Он хлопал по столу и вещал. Будь Колосков постарше, он бы понял, что у деда крыша поехала, но сейчас он просто был под властью потока слов, значение которых он не понимал, и стоял, выпучив глаза, и молчал. А Круглов вдруг сказал: - Коммунизм это молодость мира, и его возводить молодым! – И последний раз хлопнул ладонью по столу. – И довольно на сегодня, пойдем трудиться.
Они вышли на участок. Федор Семёнович спросил Женьку, завтракал ли он.
- Да, я есть не хочу!
- А я очень хочу чего-нибудь пошамать, улыбнулся дед озорно, как мальчишка. – Ты умеешь что-нибудь варить?
- Кашу.
- Давай!
- Где у вас продукты и плита?
Круглов привёл его на кухню, там нашёлся геркулес и всё остальное, необходимое для приготовления каши. Женька снял свой рюкзачок, положил его на табуретку, и… В общем, вскоре старый и малый сидели друзьями за столом в саду под грушей и Круглов с удовольствием уписывал кашу, а Женька съел две ложечки из солидарности и пил кофе с молоком.
Потом они сходили за водой, шли рядышком с пятилитровыми баллонами на родник и обратно. Работали в саду – чинили забор: Женька придерживал штакетины, а Фёдор Семёнович их приколачивал. Потом пилили дрова: Колосков учился работать с двуручной пилой, с напарником. Напарник покрикивал на мальчишку, чтобы тянул сильнее. А если тяжело, то просто держал пилу прямо, чтобы она не виляла.
В пересменке дел Круглов впадал в свои политические рассуждения, которых Женька уже не боялся. А просто терпеливо выслушивал оратора и согласно кивал головой.
Приближался полдень. Прикатила Вика и пригласила от имени бабушки трудящуюся пару к ним на обед. Они отказались и дед повел Женьку в магазин. Купил хлеб, квас, сосиски и сметану. В огороде подрыл молодой картошечки, поручил отварить   ее Женьке. Тот вымыл её,  поставил  на газовую плиту; пока картошка варилась, Фёдор Семёнович приготовил окрошку: для нее пригодились огурцы, редиска и лучок с огорода, сосиски, нарезанные кругляшами, петрушка и укроп. Дед разложил в глубокие алюминиевые миски основу окрошки, подсолил. Залил квасом, бросил сметаны по ложке, нарезал хлеб.
- Картошка готова? – спросил он строго.
- Кажется, - ответил поварёнок Колосков. – Вон, полопались некоторые картофелины.
Дед дальнейшую операцию мальчишке не доверил, сказал, что надо соблюдать технику безопасности: взял тряпкой кастрюлю и слил из неё воду. Вывалил картошку на тарелку и поставил в центр стола.
- Ну, сказал он торжественно, - да здравствует КПСС, ум честь и совесть нашей эпохи, приятного аппетита!
Женька следил за тем, как действует дед и поступал точно также: очищал картошку, макал её в соль и откусывал, предварительно отправив в рот ложку окрошки, заедал всё чёрным хлебом прохладную и приятную при такой жаре еду. При таком первом, второго не требовалось А на третье попили прохладного квасу.
- Ну, как? – спросил лукаво дед.
- Нормально, - ответил пацан.
- Пойди, смородинки пощипи, там на кустах еще осталось.
После смородинового десерта гость отпросился у Круглова погулять.
- Далеко? – поинтересовался Фёдр Семёнович.
- На велосипеде покататься.
- А он у тебя есть?
- У Чишковых.
- А, ну покатайся, только вернись, ты мне нужен.
- Не волнуйтесь, приду.- И Женька умчался к Вике.
Вечером Круглов и Колосков  ужинали новой, сваренной  поварёнком кашей под сенью груши. Чай ожидал их тут же.
Со стороны калитки их окликнули…

 

 
Электронная почта: chichev_ui@mail.ru Разработка сайта «Бригантина»

© Юрий Чичев 2009