Чичев Юрий Иванович

Капустный маршрут

Просёлок спускался вниз. Уклон был небольшой. Но главное, не надо было преодолевать никакого подъёма, и Женьке бежалось легко. Редкие автомобили обгоняли его, выхватывая мальчишескую фигурку из темноты светом фар. «Надо прятаться от света»,- решил он и как только впереди увидел встречную машину, ринулся в глубокий кювет (так и ноги сломать недолго!) и напоролся на крапиву, опять! Машина прошла - выбрался на обочину весь в репьях и – вперёд!

Вдруг сзади услышал  тарахтенье. Оглянулся – одна   фара!   Мотоцикл!   Кинулся  в   кювет,    на      что-то налетел,в правойноге хрустнуло, он ойкнул, упал, вляпался во что-то и замер.    Мимо     с    грохотом     прокатил     старый «Запорожец» со сломанной фарой – «пусто - один», и снова на дорогу вернулась темнота.
Тихо постанывая, Женька  выбрался на четвереньках не на обочину, а на правую сторону кювета, на поле. Попробовал подняться. Так, вроде не болит. Сделал шаг и упал, закричав от боли. Словно кто плеснул ему на лодыжку горячего масла.
Тогда он встал на коленки и попробовал ползти. Дополз до каких-то посадок, двинулся поперёк них, уговаривая себя, что ничего страшного не случилось, что вот сейчас он проползёт немного, и боль пройдёт, и всё будет в порядке.
Редкие машины бросали свет фар на поле, по которому полз несчастный мальчишка. Вот тебе и удача, добегался, - ругал он себя, не надо было спешить, надо всегда быть осторожнее, смотреть, куда ставишь ноги и куда руки суёшь, этому ведь еще мама учила, как же ты сумел, эх!
В очередном свете фар он разглядел, что двигается поперёк рядков капусты, в которой уже завязались кочаны, и в сторону от просёлка. «Надо ползти по рядку, тогда я попаду на шоссе, - решил наш путешественник и повернул вдоль рядков. – Стой! Капуста, её можно есть!» Он сел на теплую влажную после грозы землю, вырвал из рядка кочан, оборвал верхние листья и стал, обдирая полисточку, запихивать их в рот. Жевал и радовался, что добыл питание. А жар его не отпускал.
Таким путём он съел почти весь кочан, пока не почувствовал тошноту и отвращение к капусте. Тогда он снова встал на четвереньки и пополз в сторону шоссе. Но он быстро устал, пришлось отдыхать. Новая попытка встать на ноги не удалась, и он продолжил маршрут на четырёх точках, отдыхая всякий раз, когда наваливалась усталость. Наконец, изнемог так, что упал на влажную землю и перевернулся на спину. Грозовые тучи давно рассеялись, небо приняло Женьку в свои звёздные обьятья. Они мигали и успокаивали. Над лесом поднималась уходящая на ущерб луна. Он лежал и ни о чём не думал. Хотелось пить, болела голова, в висках стучали молоточки, было почему-то душно и зябко одновременно. Он не знал, что у него развивается сильная простуда. Так он лежал, пока не впал в забытьё, измученный тяжёлым маршрутом по капустному полю фермера Хлебникова.
- Да хватит вам придумывать для вашего героя всяческие препятствия. Пора уже заканчивать повесть, довольно измываться над ребёнком! – Закричит какой-нибудь впечатлительный читатель, такой, например, как бабушка Вики Чишковой.
Отвечаю: во-первых, это не я придумываю, а Георгий Иванович Чишков, набросавший план повести и уже заканчивающий её, умеющий сочинять быстрее автора. А во-вторых, вы правы, пора приступить  к последней главе.
 

 

 
Электронная почта: chichev_ui@mail.ru Разработка сайта «Бригантина»

© Юрий Чичев 2009