Чичев Юрий Иванович

Собачья жизнь

 

          А вскоре наступила зима и спрятала под белым покрывалом все лесные тропы, по которым пришлось блуждать нашему Башкану. Прошло месяца три. Как-то, в конце зимы, когда днём уже вовсю припекало солнышко, а по ночам ещё прихватывал крепкий мороз, лесник Егорыч отправился с Найдой в объезд по лесным кварталам. К вечеру решил заехать на дальний кордон к егерю Палычу, узнать, вроде бы, как дела. А на самом деле ему очень хотелось повидаться с Жуликом. Всё это время лесник, вспоминая пса-бедолагу, чувствовал себя виноватым перед ним.
          Когда лесник въехал в открытые ворота егерского подворья, Палыч колол на дрова белые берёзовые чурбаки.
          - О, салют начальству! – И егерь в знак приветствия вскинул над головой колун. – С чем пожаловали?
          - У тебя на участке всё в порядке? – Лесник слез с коня, освободил его от мундштука, ослабил чересседельник. – Не балуют?
          - Вроде бы нет. А что? Браконьер где объявился?
          - Ладно, ничего, ничего… - Егорыч оглядел двор. – А Жулик-то наш где? – не удержался, спросил.
          - Где ж ему быть? Спит, поди, в своей резиденции. – Егерь усмехнулся. – На шапку его, наверное, придётся употребить, Егорыч. Больше он ни на какие дела не годен.
          - А что так? – насторожился лесник.
          - И у меня, как и у тебя, не садилось с ним, понимаешь, не сладилось.
Видать, слишком долго в лесу прожил. Уж я его и так, и эдак…
          - Бил? – строго спросил лесник.
          - Не без этого, конечно. А как же? Собака, она плётку должна знать.
          - Перестарался, небось, дрессировщик ты липовый. «Я его натаскаю, я его
натаскаю…» - припомнил Егорыч обещание егеря. – Натаскать не натаскал, а только затаскал.
          - Ну что ты, Егорыч, право слово. Пойди сам на него погляди. Плевая псина. Никакого понятия у него нет об охоте…
          Они подошли к будке в углу двора. Возле неё Найда уже обнюхивалась с Башканом. Когда появились люди, Найда села у ног хозяина.
          Егорыч поглядел на Башкана-Жулика и присвистнул от удивления. Он не узнал пса: грязная шерсть свисала клочьями; на спине она потемнела, будто кто полосу покрасил, и в этой полосе у ошейника серебрилось седое ожерелье. На боку алел незаживающий рубец.
          - Ну, Дятлов, теперь всё понятно, - строго, не по отчеству, а по фамилии обратился лесник к своему подчиненному. – Теперь ясно, какой ты охотовед и специалист. Думаю, заповедник не для тебя.
          - Да ты чё, Иван Егорыч, из-за какой-то паршивой собаки…
          - Паршивых животных, Дятлов, не бывает! Бывают паршивые люди.
          Лесник присел, протянул Башкану ладонь:
          - Ну, здравствуй, Жулик. Давай лапу что и?
          Башкан смотрел на него с недоверием. А лесник сунул руку в карман и достал кусочек сахара. Белый кубик на ладони подплыл к носу пса.
          - Бери, не бойся, принимай угощение.
          - Не откажите граф, уважьте! – не удержался, съязвил егерь.
          Башкан скосил на него глаза и… вдруг взял сахар, захрумкал, закрыв глаза от удовольствия и помахивая в знак благодарности хвостом.
          - Ты гляди-ка, принял! – удивился егерь Дятлов. – А у меня – ни-ни!
          - И не возьмёт, коли всё плёткой да плёткой. – Егорыч погладил Башкана по затылку и раз, и другой. – Жулик, ах ты, Жулик!
          - Нет, только и на шапку и годится твой Жулик, больше ни на что.
          - Поглядим, - сказал лесник.
          - Да ты что, Егорыч? Никак, забрать его хочешь назад?
          - Может, и заберу. Псина-то породистая. А ты заладил – на шапку да на шапку, - лесник потрепал Башкана по шее и поднялся. – Ладно, приглашай начальство в дом, коли оно приехало. Там и разберёмся во всём…
          Разговор был долгий, до темна. И, должно быть, суровый. В доме зажгли керосиновую лампу: блики жёлтого света упали на дрова, и они засветились в тёмно-синем сумраке предвесеннего вечера.

 

Далее: Побег

 
Электронная почта: chichev_ui@mail.ru Разработка сайта «Бригантина»

© Юрий Чичев 2009